Софья. Глава 17

Юра, брат Павла, наверное, во второй раз в жизни чувствовал себя так отвратительно. В первый раз это было в армии, незадолго до дембеля, когда ему написал друг о том, что его девушка, которая все эти почти два года писала ему, давно встречается с другим…Юра сразу понял тогда, что это правда, ведь содержание писем девушки в последние месяцы изменилось, она писала ему просто как хорошему другу, а он не понял этого. Прямым текстом она, конечно, не писала, что есть другой. Но и не писала, что ждет его и любит. Просто рассказывала о своей жизни, об общих знакомых, интересовалась и его делами. Та девушка, Алена, была неспособна причинить никому боль, и ему в том числе. Наверное, рассчитывала на то, что он узнает все от кого-то другого, и так и произошло…

А их мама, Ольга, уже чуть ли не готовилась тогда к свадьбе старшего сына. Отец собирался подарить автомобиль, хотя бы подержанный, на возвращение сына из армии. О том, что нет у него невесты больше, Юра написал и маме. Успокаивал ее, что он совершенно не расстроен, и у него вся жизнь впереди. Пашке в ту весну, когда вернулся брат, было двенадцать.

Была суббота, Пашка пришел с катка, где был после школы, и сразу прошел в гостиную, где был включен телевизор, и задержался там. И вдруг заходит отец, и держит в руке ремень. Пашка не понял ничего, вроде ничего не натворил. Со страхом смотрит на отца, а тот чему-то улыбается.

-Пап, я пыль в своей комнате вытер, и под кроватью, и на полках. А запись в дневнике мне по ошибке сделали, это мой сосед по парте мой дневник сунул училке, когда я отвернулся, специально…

-Паша, ты что, дурак? Когда я тебя ругал за какую-то пыль и за записи в дневнике? Ты что, не видишь, это армейский ремень. Брат твой дома, Паша! Спит после дороги, ты не шуми, сынок.

-Где спит?

-На твоей кровати. Его кровать мы же разобрали и убрали, вот жил ты два года один. Вечером соберу, и снова будете жить вдвоем.

Эта перспектива Пашке что-то не понравилась.

-Вы говорили, он женится, когда вернется. И на квартиру уйдет съемную.

-Паша, даже если бы и так, это не в один день происходит. Да и не женится он пока, нет у него больше невесты, не ждала она его. Вот найдет другую, тогда и женится. А ты что на катке делал, он же растаял уже?

-Да я без коньков, но лед есть еще, хотя шершавый уже какой-то. Антошка пальцы на руке ободрал, упал сегодня. До крови.

-Вот беда. Ладно, хотя бы не лицом упал.

-Заревел он, нытик, крови вообще боится.

-Не осуждай друга, кто знает, может, сломал пальцы.

Юра проспал тогда до ужина, разбудили его вкусные запахи с кухни. Ольга просто летала от счастья, что вернулся старший сын. Она как будто забыла, что есть у них еще и дочь, и младший сын, смотрела только на Юру и не могла поверить своим глазам. Красавец, еще подрос за эти два года, но похудел. А Пашка ее в этот вечер почему-то раздражал, буквально всем, и она покрикивала на него так, как будто он не родной сын.

Юрка обнял Пашку, сказал, что очень скучал по всем, и спросил, «что же ты не писал мне в армию? В каком ты классе? Писать ведь умеешь? «

-В шестом. Да не знаю…о чем писать.

Отец как-то почти год назад посмеялся над Пашкой так, что тот обиделся немного. Сказал, напиши брату, в один конверт положим письма, пока я не заклеил. Пашка сказал то же самое, что не знает, что писать. А отец на это сказал, «похвались, какой ты герой России. Получаешь ремня, и не плачешь». Пашка надулся и ушел в свою комнату. Отец даже не понял, что обидного сказал.

И так Юра не знал до сих пор, что правила в семье изменились, что Павла воспитывает отец по-другому. Но за столом мать то и дело покрикивала на Пашку, и жаловалась Юре, что Пашка за два года его отсутствия очень изменился, и детей непослушнее она не видела. Пашка задал Юре вопрос про невесту и свадьбу, хотя отец ему и намекнул, что это плохая тема. Но Юра был в хорошем настроении, и ответил, что у невесты теперь другой жених.

-Смотрел, Пашка, «Старые песни о главном»? Помнишь такую песню: «И ей он больше не жених», так это про меня. Только я не танкист. И живой, а того, в песне, убили.

-И что он, новый жених, сильнее тебя?

-Не знаю.

-Такой здоровый, в армии отслужил, а что же ему морду не набьешь?

Ольга расширила глаза и закричала испуганно:

-Павел, ты что несешь? Давно ремня не получал? Бесишь меня!

Коля посчитал, что жена несправедлива к Пашке, и вставил свое слово:

-Оля, он же ребенок, не понимает, что у взрослых так не решаются проблемы. Паша, невеста — это не кукла, которую кто-то отобрал. Это ее выбор, а тот парень мог даже не знать о существовании Юры. В чем он виноват?

-Тогда, Юра, с ней разберись…

Мама сказала еще строже, чем в первый раз:

-Павел, ты закроешь сегодня рот? Твоего ли ума дело?

Пашка замолчал, но мама продолжала к нему придираться, что он не так сидит, не так ест, да и дневник ему снова расписали красной пастой…Пашка сначала молчал, но на замечание про дневник возразил, что это шутка его одноклассника. Юрий вступился за Пашу:

-Мама, ну что ты с ним такая строгая, Пашка нормальный парень, насколько я помню, был два года назад.

Пашка решил уточнить, где будет спать брат. Ему очень не хотелось уступать ему часть своей комнаты. Отец ответил, что сейчас соберет его кровать.

Пашка был потеснен в личном пространстве, и остался очень недоволен, но промолчал. За два года он привык, что может закрыть за собой дверь и находиться в комнате один по вечерам. Квартира была трехкомнатной, и Юля спала на диване в гостиной, а родители в спальне. В этой детской комнате жили они когда-то и втроем, но Юля ушла от мальчиков в гостиную уже давно. С Юрой он делил комнату до его ухода в армию, и было нормально, но к хорошему привыкают быстро. Четырехкомнатная квартира появилась у них, когда Пашка закончил уже девятый класс. И вот там у каждого из сыновей стало по комнате, а Юля в тот год вышла замуж и съехала.

-Что, Паша, обижают тебя родители? — спросил брат, когда они остались вдвоем. -Мама что-то про ремень сказала. Неужели используют его? На меня мама всего один раз замахнулась прутом, но не ударила, в семь лет. Оказывается, она беременной тогда была, вот и психовала. Получаешь от мамы, да? Что же не слушаешься, ведешь себя кое-как?

-Нееее, мама только кричит. Ремнем папа бьет.

-Паша, это шутка была сейчас? У нас с тобой ведь один и тот же папа? Такого просто не может быть. Добрее его нет никого. На нем мы верхом ездили, в прямом смысле, и в переносном. Он на детей и голоса не повышал никогда. Наш папа бьет младшего сыночка, любимого?

-Бывает, потому что я сложный.

Юра посмеялся тогда этим словам Пашки. А потом нередко вставал между отцом и Пашкой, когда отец хватался за ремень..И разговаривал с обоими по отдельности, чаще с Пашкой. Не понимал, почему Пашка не может вовремя остановиться, не грубить , не делать именно того, чего отец терпеть не может.

А Юра понял в 20 лет, что он не хочет длительных отношений с девушками. Точнее, с какой-то одной девушкой. И стал вести ту жизнь, о которой читатели знают. Это продолжалось шесть лет, и он не знает, искал ли он вторую Алену и не находил, или другая причина. Он ушел в армию уже не ребенком, не смотря на то, что ему было 18. Но школу тогда заканчивали в 17, а по телевизору тогда показывали такое, что потом перестали показывать, и не только на государственных каналах…По сравнению с этим «Дом 2» — это передача для детского сада! И год до армии он встречался с Аленой, и они не только в кино ходили..К слову, кинотеатров в те годы и не было, и фильмов полнометражных или мультфильмов для кинотеатров. Фильмы смотрели с кассет, дома, в том числе нередко и действительно хорошие фильмы. Был 1999 год, а вернулся Юра домой в 2001…И понеслось, девушки менялись очень часто, и он их просто использовал. Он не знал, что у Алены с новым парнем, вышла она за него замуж или они расстались. Не знал, что он ответит, если Алена захочет его вернуть. Нет, он не был уверен, что скажет твердое «нет». Он даже искал с ней встречи в первые месяцы, но не открыто, и в разговорах со знакомыми не произносил ее имя, вел себя как будто бы очень гордо, с достоинством. Но не раз прогуливался рядом с ее домом именно в те часы, когда была вероятна встреча с ней, возвращающейся с учебы. Но возможно, она сменила адрес, или по другой причине, они ни разу не встретились.

И вот за шесть лет впервые, Оксана беременна. Одна из многих его подружек. Ничего в ней нет особенного. А что, Алена была особенной? Наверное, да. Она была похожа…на его маму. Юре достались мамины глаза, васильковые и большие, но у Алены глаза карие и каштановые волосы, а сходство с его мамой в другом. Многим парням нравились только девушки модельной внешности, а Алена имела классическую русскую красоту. Она не вписывалась в стандарты 90/60/90, а была, наверное, 102/76/105, но при ее росте выше среднего и красивых формах никому и в голову не приходило упрекнуть ее в том, что нужно меньше есть и больше двигаться. Она не была фанаткой тренажерного зала и не сидела на диетах. И так же лет до 45 выглядела мама Юры, и в то время, когда он пришел из армии, тоже.

А Оксана, хотя и родом из деревни, но не выросла на молоке от своей коровы и мясе своих кур и поросят, а скорее, на голодном пайке. Высокая, худая, никаких женственных форм. Для кого-то идеальная фигура девушки, хотя в бедрах и груди там нет и желаемых 90, а наверное, 84. При том, что почти 180 см роста. Кто-то был бы рад, но не Юра. Он ведь совсем ее не знает, как человека. И почему-то он ей не верит. Какая-то она неискренняя, фальшивая. Ищет выгодного городского жениха. Задала ему в начале знакомства вопросы про семью, и как-то расстроило ее в его ответах, что есть еще и младший братишка, к тому же довольно взрослый, студент. А про свою семью ничего не рассказывала, и понятно, почему, хвалиться нечем. Хотя Оксана в одежде не выделяется среди других бедностью или нечистоплотностью, выглядит вполне нормально. Работает она в магазине спорттоваров, и по ее рассказам, не самое лучшее место, никогда не получает полную зарплату, постоянно штрафы. Живет еще с двумя подругами в какой-то убитой съемной квартире в пятиэтажке-хрущевке. Грубовата и простовата, и точно будут конфликты с его родителями.

Нет, интуицию не обманешь. Если бы ребенок был его, он бы чувствовал нежность сейчас к ней, или что-то, а вот нет ничего. Папа поговорил с ним, вспомнил, как он ждал каждого из трех своих детей, как сильно любил их маму в это время. Хотя был совсем молодым, когда родился у них Юра, да и через два года, когда родилась Юля. Только Пашку уже в сознательном возрасте они родили.

Пашка сейчас точно такой же, каким был Юра, когда встречался с Аленой. То же первое чувство, и ощущение того, что стал взрослым…Даже зависть есть к нему. Юра вспомнил, как нехорошо поступил несколько дней назад по отношению к Павлу, когда Пашка спросил, что он собирается делать, а Юра пытался его унизить перед случайными подружками, которые на один вечер. Но он ведь пытался забыть о своих проблемах тогда…

Что же, позвонить Оксане, пусть приходит и познакомится с его родителями? Или это делается не так? Нужно с родителями поехать к ней? А куда к ней, в съемную хрущевку, или в ее деревню в выходной? Хотя родители друг с другом уже познакомились, а вот Оксаны тогда не было…А сейчас его отец пошел ложиться в больницу, завтра -послезавтра операция, все анализы и обследования готовы. Неделю продержат его там, наверное. И что будет с ним после операции?

А Павел с Софьей в эти дни много времени проводили на консультациях, получали зачеты и допуски к экзаменам. Зачетная неделя еще через две недели, но в их новеньких зачетках уже есть записи, что-то сдано досрочно. Пашка долго смеялся над Софьей, ему непонятно, какие проблемы могут быть с зачетом по физкультуре.

-Пропуски что ли были у тебя?

-Нет, норматив по бегу. А сейчас бегать нет возможности, снег лежит на стадионе. И она заставляет писать реферат за это.

-Софья, как можно было не уложиться в этот норматив? В него укладываются даже те, кто на сломанных ногах бегает.

-Паша, у девушек немного по-другому все…

-Понял. А у меня вот с английским проблемы. Меня в школе англичанка один раз ударила книгой по голове, я потом ее просто боялся. В 10 классе перешел в другую школу, вот там только немного начал учиться по нему.

-Что, сильно ударила? Ты пожаловался родителям?

-Кровь из носа шла. Я хотел скрыть, Антон проболтался своей матери, а она моему отцу.

-И что отец? Наверное, еще добавил тебе?

-Нет, рвался к директору пойти и в районо, но мама же в этой системе, в садике работает. Она сказала, сначала найди ему другую школу, потом так все и заглохло.

Софья снова испытала материнские чувства к Павлу. Она представила маленького мальчика, которого ударил по голове учитель, как ему тогда было обидно, не говоря про то, что больно и страшно. Что же ты, Пашка, так много натерпелся жестокости? Она еще не знает, не обижали ли его одноклассники или ребята во дворе, которые были сильнее.

Мысли Софьи прервал Пашка, спросив:

-Ты как-то сказала, что ты неспортивная, тебе вообще ничего не нравится?

-Да, Паша, не люблю напрягаться физически. Я в детстве не просила ни велосипед, ни коньки, ни лыжи у родителей. И плавать я не умею. Лыжи, конечно, были в школе, научилась, и даже получалось. А на коньках совсем плохо, просто скользить умею, и не более того. По кругу каталась, часто падала. Очень боюсь травм, поэтому видя, что другие дети падали с велосипедов, никакого желания не было учиться.

-А меня записали сначала на хоккей, но это точно не для меня, мама быстро забрала оттуда. Нагрузки огромные. Но есть много других видов спорта, я серьезно ничем не занимался, так, на дворовом уровне. Но коньки, велосипед, плавание — все это очень нравилось. На дачу только для этого и ездил, чтобы по лесным дорожкам покататься на велике, а не как папа, в земле копаться. Кстати, ты знаешь, что Андрей восточными единоборствами занимается, давно и серьезно? Вообще не понимаю, какое в этом удовольствие, травм в разы больше, чем в хоккее.

-Андрей часто ходил с переломами?

-Было. И с синяками. Все детство.

«Пашка все детство ходил с синяками на пятой точке,» — вспомнились Софье слова Андрея, и почему-то она рассмеялась. В этом не было ничего смешного, но вот почему-то…

-Что смешного, Софья? Вообще-то ему больно было тогда.

-Паша, а знаешь, что мне напомнила твоя история с учителем английского? Пьесу Гоголя «Женитьба».

-В смысле?

-Там одному из женихов очень важно было, чтобы невеста говорила по-французски, и он спрашивает об этом другого жениха. А тот специально врет, что учитель французского бил ее палкой, настолько она была неспособной.

-Так вот над чем ты смеешься? Меня не за тупость ударили книгой, а за то, что я повернулся назад, она была очень нервной, злилась, что я не слушаю ее.

-Паша, как твой отец? Когда операция?

-Вроде завтра…

А скоро, через три недели, новый 2008 год. Високосный. Что он принесет Софье и Павлу? Прошлый год Крысы, 1996, Софья неплохо помнит, хотя было ей 7 лет. И был тот год для ее семьи на редкость удачным, как тогда говорила мама. Жизнь тогда как-то стала налаживаться, подняли зарплаты бюджетникам, пенсии. И цены на одежду уже не выглядели такими астрономическими, как было несколько лет назад. Правда, спустя два года произошел дефолт, но именно тот год, когда Софья пошла в школу, она вспоминала только хорошо.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Запись опубликована в рубрике Мое творчество с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария на «Софья. Глава 17»

  1. Маргарита говорит:

    Вот такие житейские будни, где происходит обычное взаимодействие между людьми. Именно в них мы учимся любить, лучше осознавать, чувствовать…, да что там… учимся всему. И так знакомы все эти чувства, которые испытывают герои. Радость матери, когда сын вернулся из армии, чувства и мысли ребенка, когда его потеснили в комнате… И все о чем Вы пишите.

    • Лара говорит:

      Да, интересно Павел себя вел по отношению к брату, хотел любыми путями избавиться от него в своей комнате. Даже отправив его «бить морду» новому жениху.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.