Софья. Глава 22

Второй друг детства Павла, Антон, сейчас тоже переехал из старого дома, вместе с матерью. Его сестра Алиса, первая любовь Пашки, в начале лета вышла замуж и уехала к мужу на Север, на Ямал. Антон легко поступил в вуз, он учился лучше Пашки, да и мать была готова устроить его на платное, в случае неудачи. В последний год в школе он ездил и к репетиторам, по обществознанию и английскому. Выбрал он юридическую специальность, почему, и сам не знал. Был Антон способен и к математике, физике, химии. Но в 10 классе, когда нужно было выбирать, технический или соцэконом, или химбио класс, он выбрал соцэконом.

Квартира, которую купила его мать Анжела, находилась в элитном дворе, с закрывающимися воротами, шлагбаумом. И была в ипотеке, хотя можно было купить без кредита жилье поскромнее. Старая двухкомнатная квартира в «сталинке» легко продалась, и недешево, она перестала устраивать Анжелу из-за небольшой кухни и старых коммуникаций. То, что было возможно поменять самим, они поменяли, и окна, и трубы отопления, и канализацию в доме, но Анжела с завистью смотрела на знакомых, которые купили квартиры в новых домах. И решилась взять кредит, немаленькую сумму, нужно выходить на новый уровень, У нее уже давно не минимаркет  а более крупный бизнес, тоже в сфере продуктов питания, а точнее, в основном алкоголя. И здесь она, как рыба в воде.

Антон сдал экзамены на водительские права, и мать купила ему на совершеннолетие довольно скромный, но все-таки собственный автомобиль, «Лада Приора». И вот на этом авто Антон появился во дворе дома Пашки, без предупреждения, решив сделать сюрприз. Они общались изредка по телефону, в последний раз в конце лета, а потом как-то были другие дела, заботы. Антон подумал, что если Павла нет дома, он ничего не потеряет, у него в этом спальном районе были другие дела, завернул к Павлу по дороге.  Позвонит в домофон, никто не ответит (а время такое, что родители и брат должны еще быть на работе) — он потеряет пять минут, и поедет дальше. Антон не  знал, что отец Пашки сейчас не работает после операции и в основном сидит дома, иногда с женой в магазины съездит, и то она за рулем.

В домофоне ответил Николай, Антон этого не ожидал. Открыл, Антон поднялся в квартиру. Николай хотел увидеть Антона, догадывался, что он изменился, ведь тоже, не школьник уже, а студент. А Пашка даже не поинтересовался, кто к ним пришел и кому отец открыл, был в своей комнате с Софьей.

-Пашка, маленький мой, смотри, кто к нам пришел!

Коля позвал Пашу так, как будто ему было не 19 лет, а он ходит в детский сад. Паша увидел Антона и не сразу его узнал, он был модно и дорого одет, да и заметно поправился, от спокойной жизни, так подумал Пашка. Нет Алиски, и они с Анжелой живут душа в душу, нет ежевечерних скандалов у них дома. Да и ЕГЭ остались в прошлом, хотя первый курс  университета — это тоже стресс. Крутит на пальце ключи от автомобиля, вот пижон!

-Ну что ты, папа, заставляешь меня краснеть перед одноклассником. Какой я тебе маленький?

Пашка был, конечно же, рад видеть друга, уже и не помнил, сколько они не виделись. Наверное, год, прошлой зимой как-то Антон вытащил его погулять в зимние каникулы, по красиво украшенному городу, вечером. Созвонились тогда и встретились, а дома у них в новой квартире Антошка вообще не был. И Пашка у Антошки тоже не был, Антон сказал, что они выбросили все старье, но сейчас его комната практически пустая, все не выберет он себе, что туда заказать. Обещал пригласить на новоселье, когда наконец-то определится и когда комната будет иметь нормальный вид. Пашка сказал, что у него все то же, что и было в старой квартире, только с Юрой у них теперь разные комнаты, а в старом доме они жили вдвоем.

-Привет, Антошка! Что, машину купил?  Ну, хвались дальше, какая марка?

-Да скромно так, российский автопром поддерживаю. Мать купила, на большее денег пока нет.

-Лучше, чем ничего, или чем велосипед.

-А ты как? Учишься? Что же не звонил даже, не рассказал, куда поступил. Квартира приличная вполне, смотрю, у вас.

-Антон, что же стоишь в прихожей, пойдем в мою комнату. Выпьем по чашке чая или кофе.

-А давай, не откажусь. И не одну чашку могу выпить.  Время есть.

Уже в комнате Пашка с радостью сказал Софье, что это тот самый Антошка, про которого он немного ей рассказывал, сосед и лучший друг из старого дома. Но последние два года они учились в разных школах. Антон остался в старой школе, а Павел перешел по новому месту жительства, оказалась неплохая школа с сильными техническими классами. Не гимназия, но вполне приличная, не смотря на то, что не в центре.

Софье Антон с первого взгляда показался нагловатым и самоуверенным, к тому же имеющим мало понятия о чувстве такта.

-Пашка, ты так кардинально поменял вкус в девчонках? Неожиданно.

-Ты о чем?

-Ну девочка твоя не похожа на мою сестру Алису нисколько.  Хвалю твой выбор, Паша. Чего было страдать по Алиске, не понимаю. Совсем не в моем вкусе, хоть и сестра.  Она с детства пухленькая, на любителя. Талии нет и бедра толстые. И щеки всегда были толстые, но ее это не волновало. Так вот, Пашка, я думал, ты тот самый любитель пышечек.

-Антошка, не говори ерунду, не было ничего у меня с твоей сестрой.

-А хочешь скажу, у кого было? Не поверишь, у Андрея, еще до армии.

-Антон, прекрати, мне неинтересно.

На самом деле, эти слова Пашку очень задели. Несмотря на то, что Алиса ему сейчас уже безразлична, но то, что и в тот раз Андрей был его конкурентом, да еще  и более удачливым! Почему же им с Андреем  нравятся одни и те же девушки? Алиса с Андреем одногодки, и могло тогда все быть у них уже серьезно. А Пашка, понятно, на фоне Андрея был ребенком, хотя, когда приглашал ее в кино и в театр, ему исполнилось уже 18.

Софья вдруг почувствовала себя третьей лишней от этих разговоров. Она подумала, что нужно бы гордо и молча уйти домой, но у нее был не такой характер. Она уже злилась, но ей было и интересно узнать из этого разговора какие-то подробности о прошлом Павла.  Она сидела тихо, с немного скучающим видом, и потянулась к книжной полке, чтобы развлечь себя чем-то. Одна фантастика у Пашки, которую она не любит, да еще вузовские и старые школьные учебники. А вот журналы, про автомобили, вот это можно посмотреть. Красивые авто Софье нравились в последнее время.

-Софья, зачем ты взяла мужской журнал?

Это Антон, как затычка в каждой бочке. Павел счел такое замечание Антона неуместным, и ответил:

-Антон, твое какое дело?  Не нужно говорить другим, что им делать, если не хочешь, чтобы тебе сказали, куда пойти. И «мужскими» называют немного другие журналы, а этот — про автомобили, а женщины водят авто не намного хуже мужчин. Судя по моей маме, она уже после сорока лет получила права, и ничего, даже отец не ругается, когда она за рулем.

-Ой, Паша, ладно, что я такого сказал? Отвык ты от меня, вижу, от моих манер.

Софья ожидала, что Антон обидится на слова Пашки, ведь тот фактически его послал.  Но он или пропустил мимо ушей намек, или был не прошибаемым. А может, с ним нужно себя вести именно так, и Паша это знает?

Антон посидел еще немного, он как-то нетактично снова шутил о том, что семья Паши перевезла все старье в новую квартиру, про ремонт высказался, что зачем оставили по два окна в угловых комнатах, а их в этой квартире было две. По его мнению, нужно было заложить кирпичами одно окно в каждой угловой комнате. Потом очень долго уходил, держа Пашку в прихожей, и создавая много шума…

Наконец, к радости Софьи, Антон ушел. И вдруг Софья вспомнила  случай, который показался ей забавным несколько часов назад, и  она захотела поделиться с Пашей. Когда она шла от остановки к дому Павла, навстречу шла молодая женщина с маленьким мальчиком, лет трех, и Софья прислушалась к их разговору. Малыш был в том возрасте, когда дети любят на все говорить «нет».  Малыш лез в грязь, стояла оттепель, несмотря на то, что только февраль, мать просила его не делать этого, но он возражал и делал это только больше. Тогда мать сказала ему, что он сегодня сам будет стирать свою одежду. Малышу это не понравилось, он стал ныть: «не буду стирать, стирай сама, ты должна, потому что я маленький».

Пашка почему-то придрался к рассказу Софьи, и сказал, что она это придумала. Он ей не поверил, что она слышала такой диалог, при том, что мама с мальчиком шли НАВСТРЕЧУ, а не впереди или сзади. По его мнению, Софья не должна была услышать так много из диалога. Но это было именно так, Софья замедлила шаг, потому что ей стало интересно, и разговаривали они громко, а тропинка была тихой, вдали от автомобилей. Почему-то Софья, по своей простоте, стала доказывать, что она не придумала это. А Пашка жестко троллил ее:

-Соф, что ты такая упрямая? Раскусил я твои фантазии. Ведь ты же ремня в детстве получала за вранье, это тебя не научило ничему?

Софью от этих слов бросило в жар, она ожидала чего угодно, но не такого. Ведь это подло, зная ее больное место, ударить по нему. Оказывается, нельзя было так открываться ему? Что же, это станет ей уроком. Софья старалась говорить как можно спокойнее, хотя слезы уже подступали к горлу:

-Паш, это ты в детстве получАл, а я получИла, и это было один раз.

-Мало получила, значит. Продолжаешь врать. Вот как ты сама это себе представляешь, малышу дадут стирать его одежду? У всех машины-автоматы, и что это за наказание? Закинуть в машинку вещи и насыпать порошок? Кто разрешит трехлетке сыпать порошок, это аллерген страшный, он по всей ванной или кухне будет рассыпан. Или они в тазах стирают до сих пор?

-Паша, я про эту семью ничего не знаю, но  вещи часто стирают вручную. Если стирки мало, не набирается на загрузку машины. И я так делаю, и моя семья. А есть вещи, которые только ручной стирке подлежат, но откуда тебе это знать. Это не наказание, по твоему, а что тогда наказание, за то, что ребенок лезет в грязь и не слушается?

У бабушки Софьи, как читатели помнят, «наказанием» были примеры по математике. Она считала, что дети плохо себя ведут, когда не заняты, и нужно их занять, но чем-то не очень приятным, если они уже плохо себя вели до этого. Для бабушки было тайной, что Софья математику очень любит, а вот Рита — действительно отрабатывала наказание. И сейчас Софье было интересно, что Паша ответит на ее вопрос.

-Ну я, наверное, тоже не слушался в детсадовском возрасте, меня не наказывали. За грязную и порванную одежду точно, никогда. Я вот этого не помню, кто-то мне потом рассказал, что года в полтора меня бабушка один раз шлепнула, за то, что сел на горшок, не сняв штаны. Отец так ее ругал, чуть не выгнал из дома, сказал, чтобы больше этого не было! Или брат, или сестра рассказали мне потом, они уже не совсем маленькие были.  А отец, помню, говорил, что тряпки и сломанные игрушки не стоят слез ребенка. И что это привычки нищих, жалеть вещи больше, чем детей.

-Паша, я сейчас реальную историю рассказала, а ты заподозрил меня во вранье. Да еще и напомнил самый неприятный  момент из моего детства. Ты считаешь, все нормально?

-Чего ты хочешь? Объяснений? В этой истории я увидел нестыковки. Конечно, каких только людей нет, и без стиральных машин живут, и разговаривать могли очень громко, что ты долго их слышала.  Я был неправ, извини.

Все-таки повезло ей с Пашкой, думала Софья! Да, он зануда, но умный и легкий в общении, а если понял, что не прав, не упрямится, а извиняется. Да она имеет все шансы и отомстить, вот сейчас тоже «потроллит» его по поводу его детства.

-Паш, ты сказал, что когда ты был маленьким, отец не давал тебя ругать и наказывать,  но потом ведь все было по-другому?

-Да, особенно восьмой и девятый класс, я в это время был особенно упрямым, а отец не спускал ничего. Сказал слово против «его величества»- в ту же минуту получил, ремнем, один или два удара. В пол силы, конечно. Но синяки не успевали проходить.

-Это ужасно.

-Софья, прекрати меня жалеть! Вот Антошка  вырос небитым, ты его сегодня видела. И что? Он же берегов не видит, что можно, а что нельзя. Получит рано или поздно, от того, кто не будет его жалеть.

-А в детстве вы не дрались с ним?

—По-настоящему — нет.

-Даже мы с сестрой дрались, и так, что кто-то плакал потом. Больше, конечно, обзывались, ругались, но иногда доходило и до драки. Но это в детсадовском возрасте было, потом как-то само собой прошло.

-У меня с братом и сестрой слишком  большая разница в возрасте, и поэтому мы не дрались. А вот Юля с Юрой -да, дрались, и мама всегда ругала Юлю, хотя она и младше. Но Юрка спокойный и первым не начинал, а вот у сестры характер не такой. Она  хитрая, и по заднице ни разу не получила, потому что сразу реветь начинала, как только мама строго посмотрит. Но ругала ее мама больше всех из нас. А однажды она у мамы деньги украла, уже не маленькая была, лет 17. Уже тогда ремень висел на крючке, для меня. Я был уверен, что отец ее накажет, по всей строгости. Но она заревела, и ее простили! Дали месяц срока, чтобы деньги вернула.

-Вернула?

-Да, представляешь, работу нашла! Заработала и вернула.

-Наверное, небольшие деньги были?

-Пять тысяч. Тогда не все в месяц столько получали. Мама, например, получала тогда вроде три с половиной, в садике, завхоз.

-Где же она заработала? Молодая же совсем, без профессии.

-Я не знаю.

-А вдруг чем-то плохим?

-Скажешь тоже. Давно это было, сейчас ей 24.

-Так вот именно, время было другое, и деньги это тогда были не маленькие. А на что она взяла?  Что-то купила? Можно же было сдать обратно в магазин, наверное.

— Она в какую-то пирамиду их отнесла, типа МММ. Хотела миллион из них сделать.

-Тогда понятно, может, привела туда кого-нибудь, друзей, знакомых. Это была финансовая пирамида или было прикрытие в виде каких-то товаров, услуг?

-Да не знаю я ничего,мне было лет 11-12.

-А сестре 17? Неужели несовершеннолетних тоже туда привлекают?

-Возможно, и 18 уже ей было.

-А почему я твою сестру до сих пор не видела? Она редко к вам приходит?

-Да, не очень часто.

-Почему?

-Все дела, деньги нужно зарабатывать. Квартира же съемная, а нужна своя. На первый взнос нужно немало. Она в управляющей компании работает, сфере ЖКХ. А муж ее часто увольняется и месяцами не работает, все ищет, где лучше.

-Значит, неудачно вышла замуж?

-На мой взгляд, неудачно. И отец так считает.  Вот она и не приходит, не нравится, когда отец правду говорит.

Вдруг из прихожей послышался шум, крики. Павел открыл дверь комнаты и увидел, что Юра с Оксаной бурно выясняют отношения. У них произошло только что объяснение, Юра сказал, что парень Оксаны приходил к нему и просил оставить ее в покое. Оксану такой поворот событий совсем не устраивал. Она бежала за Юрой до его дома, несмотря на свое состояние, и кричала и на улице, и в подъезде, что любит его.

Софье стало так жалко Оксану, она ничего не знала, из-за чего вся эта сцена происходит.

-Юра, твои родители обещали моему отцу, что ты не оставишь меня!

-С того времени многое изменилось, открылись новые обстоятельства. Не истери, давай спокойно все выясним. Если у ребенка другой отец, и он признает ребенка, то при чем здесь я? Не самый худший вариант, парень согласен на тебе жениться хоть завтра.

-Что это за муж и отец? Ему 18. Даже из армии выгнали, не годен, дрыщ, только школу и окончил.

-Нормальный парень, вполне серьезный. Руки и ноги есть, а то, что здоровье не позволило служить, ни о чем не говорит.

-Но люблю ведь я тебя, Юрочка!

-Почему тогда беременна от другого? Я такого не прощаю.

Софья собралась уходить домой, и Павел пошел ее провожать. Софье снова вспомнилась обида на Пашку, за то, что он хотел уличить ее во лжи, когда она рассказывала про мальчика, который лез в грязь. И вспомнилось, как Паша сказал: «прекрати меня жалеть! » Вот, значит, что его больше всего обижает, жалость. А Софью -сомнения в ее искренности, недоверие. Она не лгунья и никогда не была такой! Да, фантазировала про маминого жениха в 12 лет. Зачем она это сделала тогда? Она не знала. Наверное, ее реальная жизнь была неинтересной и пресной, и хотелось внести в нее что-то из фильмов или книг. Про богатых девочек. Заполнить пустое место, которое образовалось после ухода отца из семьи. Неожиданно ей так стало жалко себя, что на улице потекли слезы и она зашмыгала носом.

-Софья, ты чего? Что с тобой, Софьюшка?

-Паша, я так несчастна. Все плохо.

-Что случилось? Ты меня пугаешь.

-Я запретила себе чувствовать обиду, а вот сегодня ты напомнил, как я соврала в 12 лет, и была наказана. Нельзя было так со мной. поступать! Вот ты рассказал про сестру, что она украла деньги, и ей дали время, чтобы  вернуть деньги. Вот так правильно. Нужно заставлять исправить то, что сделала. Пусть бы меня заставили что-то делать, какую-то неприятную работу. Или признаться подругам, что я врала им, и пусть бы они смеялись надо мной. Пусть бы меня целый месяц не пускали гулять, или не давали денег на развлечения. Но то, что сделала мама — это самое худшее! Я только сейчас поняла, что я все время потом боялась, что это может повториться.

-Софья, ты о чем? Я не думаю, что мать тебя прямо избила. Даже меня отец, двухметровый мужик, наказывал совсем не сильно.

-Да, не избила. Я боли не помню. Но лучше бы она мне губы разбила до крови, ведь я врала этими губами.

-Софья, Софочка, это уже истерика. Что же делать? Рядом с остановкой аптека, постой, я быстро, куплю валерьянку или пустырник и маленькую бутылку воды. В каплях действует быстро, а в таблетках не так, но как пить капли на улице? Нужен стаканчик. Сейчас, любимая моя, сейчас…Да, рядом с кулером стаканчики всегда есть, вот здесь в отделении сбербанка есть кулер….

-Пашенька, спасибо, холодной воды достаточно, чтобы мне успокоиться, не нужно в аптеку.

-Нет, Софочка, я вижу, что все серьезно.

Через небольшое время они были уже в квартире, где жила Софья. Софья после капель валерианы чувствовала усталость и приятную расслабленность. И ей было стыдно, ведь она редко вела себя так эмоционально, Были примеры мамы и бабушки, как ведут себя приличные женщины, не истерят, не повышают голоса, даже в трудной ситуации стараются улыбаться. В детском саду и начальных классах, если учитель или воспитатель говорил детям «я выйду на минутку, ведите себя хорошо», а дети, только закрывалась дверь, вскакивали с мест, начинали драться и кричать, Софья не понимала, почему они так делают. Ей не нужно было давать выход энергии таким образом. И Софья никогда не понимала, как другие дети не проваливаются от стыда сквозь землю, когда их  перед другими отчитывают, или ставят в угол.

-Паша, извини меня, пожалуйста.

-За что?

-За то, что я была …не леди.

-Софочка, столько лет держать в себе боль и обиду — так можно даже серьезно заболеть.

-Я думала, что обиды нет. Был договор, «будете врать -получите ремня», я его нарушила, соврала, и все было правильно. Для Риты это было совершенно нормально, правда, ее Славка спас, ей почти не попало. Мне -на пару ударов больше.

-Софья, если бы я считал все удары….вот даже последний случай, когда отец мне губу разбил и глаз подбил. Я не забыл, но могу смеяться над этим, и никогда его не упрекну. Сам виноват. И ты сама виновата, могла вырасти и без ремня, если бы не врала.

-Я заслуживала  наказания, но без унижения. Любого другого наказания.

-Так это самое легкое наказание, минуту тебе неприятно, и все. А когда гулять не пускают неделю или месяц, не дают денег на театр, кино, когда весь класс идет — это ведь хуже.

-Я не очень любила гулять на улице, да и с классом в театр и кино  не любила ходить.

-Значит, это вообще не было бы наказанием дл тебя, и твоя мама это знала.

-Могла бы заставить она меня что-нибудь сделать. Неинтересное или неприятное.

-Пасти стадо коров что ли? Или, как моего отца в детстве, перетаскать кучу песчано-гравийной смеси?

-Там, где я жила, не было коров, это маленький город.

Софья смеялась.

-Софья, прошло шесть лет, ты тогда поняла, что врать плохо, и не врешь, надеюсь. Пора вспоминать этот случай спокойно и даже с юмором. Или вообще не вспоминать.

-Да, наверное. Ты, пожалуйста, больше не напоминай мне об этом, и я забуду. Мне было неприятно, что я открылась тебе, а ты воспользовался вот так.

-Ты слишком чувствительная. Нужно быть сильнее. Напрасно ты не любишь спорт. Любой спорт вырабатывает характер  Зима заканчивается уже, на каток так и не сходили вместе. Может, еще сходим?

-Я плохо катаюсь, и буду там смешить людей. Мне так сестра говорила и не брала меня с собой на каток.

-В каком классе это было?

-Наверное, в третьем.

-И с тех пор ты не каталась?

-Почему, мама меня брала с собой, но у нее нечасто было время. Только в длинные праздники на новый год….

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

 

teen driver in good mood with black car, selective focus on eyes
Запись опубликована в рубрике Мое творчество. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария на «Софья. Глава 22»

  1. Маргарита говорит:

    Я очень хорошо понимаю состояние Софьи. Один раз, в моем раннем детстве был такой случай. Мой отец был военным и мы жили в воинской части. А школа, куда я пошла в первый класс, была в городе. И нас в нее возил автобус из части. Один раз дети расшалились и кто-то схватил солдатскую шапку нашего водителя и выбросил ее из автобуса. Когда отец пришел с работы, то сказал, что это была я. Якобы солдат указал на меня. Мне тогда попало так, что никому не пожелаю. За вранье! Хотя вранья никакого и не было, просто солдат ошибся. Детей было много. Я с детства не умею врать, когда случается это сделать, то всегда очень переживаю. Видимо отец заложил во мне, что врать это плохо. Он даже и в том случае говорил: » Просто скажи, что это сделала ты, и тебе ничего не будет». И мне бы соврать…, а тут сказав правду, все равно получила!

    • Лара говорит:

      Любая несправедливость сильно переживается детьми, да и многими взрослыми. А привычка вообще не врать, наверное, не так и хороша. Врать для своей пользы и во вред кому-то другому -несомненно, подло. Но все дети фантазируют, и об этом написаны детские рассказы и сняты детские фильмы, о таких фантазерах и выдумщиках. Были такие и в моем классе, и во дворе в детстве. Это потом проходит, хотя есть взрослые патологические лгуны, которые сами верят в свои фантазии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.