Софья. Глава 35

Стелла росла так, как росло немало детей в семьях, где родители развелись. Так же росла и Софья, если читатели помнят, причем без алиментов и втроем с сестрой и братишкой. Однако, Софья никогда не говорила, что выросла в бедности , и не считала так.

Родилась Стелла тоже еще в советские времена, у совсем молодых родителей, и хорошо , что хотя бы одна из них, мать Стеллы, оказалась ответственной и заботящейся в меру сил о будущем дочери. Оба родителя Стеллы не получили в молодости образования, и позже не заморачивались на эту тему. В то время, когда Стелла встретила Павла, ее мама в возрасте сорока четырех лет работала кассиром в крупной продуктовой сети, график два через два по двенадцать часов, но никогда не отказывалась выйти сверхурочно, ведь деньги были нужны. А в раннем детстве Стеллы ее мама долго была домохозяйкой и все время посвящала дочери, ведь муж приносил в дом какие-то деньги и не упрекал жену за то, что она не стремится на работу. Много было женщин безработных тогда. Отец Стеллы устроился на вахту на Север, но через несколько лет и там начались длительные простои, отпуска без содержания. Мама водила Стеллу в детский сад и в несколько развивающих кружков, много общалась с женщинами, у которых тоже были дети, но материальное положение которых было лучше, и из разговоров с ними узнала, что в огромном их городе в то время совсем не просто устроить ребенка в хорошую, престижную школу. Стелле было только пять лет, но мама серьезно этим уже обеспокоилась. А если отдать в простую районную школу — у ребенка не будет никакого будущего, да и порядка там нет, это сборище районных хулиганов, а учителя там просто отсиживают часы. Рассказывали про районные школы очень страшные вещи, и на маму Стеллы это произвело впечатление. В общем, она сделала все. что могла, чтобы Стелла в середине 90-х попала в школу с охраной, высоким закрытым забором, и небольшую по количеству учеников и наполнению классов. Школа была государственной, но построенной очень давно и всегда славящейся хорошими кадрами, и обеспеченные родители не только этого района присмотрели ее своим детям. Конкурс в первый класс был почти как в театральный вуз, но Стелла по всем тестам его прошла, и совершенно честно. Она имела очень милую внешность, мама одевала ее , как куклу, и это тоже имело значение. И конечно же, подготовка была на высоте, мама как-то смогла ее замотивировать с пяти лет.

К чести педагогов этой школы, они смогли привить Стелле большое трудолюбие и дали хорошие знания. Так вот, в этой государственнной школе был Совет попечителей из успешных выпускников этой самой школы и родителей, у которых были средства. Поэтому был и евроремонт, и охрана, не за счет государства. Подруг у Стеллы в школе не было, потому что одноклассницы были, как она выразилась, мажорками. До седьмого класса все было еще терпимо, мама Стеллы во всем отказывала себе, но дочери покупала все, что могла, чтобы никто не мог ее упрекнуть, что она из бедной семьи. Учиться Стелле нравилось, но по математике на пятерки она не тянула, а позже с физикой и химией тоже появились проблемы. В седьмом классе ее родители развелись, они и до этого относились друг к другу довольно холодно, каждый жил своей жизнью. Точнее, мама — жизнью дочери, а отец больше с друзьями, которых знал с детства, он вырос недалеко от Санкт-Петербурга, и многие из друзей тоже перебрались в северную столицу. С этого времени мама Стеллы пошла на работу, сначала в минимаркет продавцом, а потом, когда стали развиваться сети — в крупный магазин продуктов.

В десятом классе в школе нужно было выбирать специализацию, и Стелла выбрала соцэконом класс. В это же время она два года посещала репетитора по английскому. Конкурс в педагогический на иняз традиционно высокий, Стелла уже знала, что поступать будет туда. На подготовку в вуз уходило очень много денег, приходилось на многом экономить, помощь отца ограничивалась алиментами, и Стелла прекрасно понимала, что как только ей исполнится восемнадцать, эта помощь вообще закончится.

В университете Стелла старалась получать повышенную стипендию и была очень экономной. Он понимала, что живет она очень скучно, по сравнению с другими девушками. Она никому не говорила, что это от бедности. Ни разу никого не пригласила к себе домой, чтобы никто не узнал и не показал своего превосходства. Она была гордой, как и ее мама, но в ее воспитании, как и в поведении мамы, при близком расссмотрении можно было заметить страннности. Стелла понимала, что и после университета, имею профессию школьного учителя, она в одиночку не потянет ипотеку в северной столице. И свободное время она посвящала мыслям о том, где встретить хорошего парня, который готов вступить в брак и взять на себя расходы на общее жилье. Эту тему они иногда обсуждали и с мамой, которая сетовала на то, что ей самой не повезло в молодости с замужеством. Она как будто забыла, что до тринадцатилетия Стеллы вообще не работала. Мама подчеркивала, что не жалеет о своем браке, потому что в нем родилась ее драгоценная дочь, умница, красавица. И в будущем она своего женского счастья уже не видит , неплохо было бы только немного меньше работать и радоваться счастью дочери в браке. Мама Стеллы не вкладывалась в себя, но все равно в сорок четыре года выглядела моложаво, и такое отношение к себе трудно было понять.

Мама не раз говорила Стелле, что стоит обращать внимание на приезжих парней из провинции. Для провинциала, говорила мама, уже удача — отхватить девушку с северно-столичной пропиской, да и не на окраине, не в Кудрово или Мурино, а на Лиговском проспекте. Провинциалов она считала неизбалованными, не посещающими ночные клубы, солярии, тренажерные залы, что ей казалось пустой тратой денег. Провинциалы больше стремятся сделать карьеру, а главное — поскорее купить жилье и расплатиться за него.

Паша пока ни о чем таком не догадывается, а Стелла внимательно присматривается, тот ли это провинциал, на которого стоит тратить время.

-Паша, может, тебе трудно ответить , но отчего умерла твоя мама так рано? Она болела? Я даже не представляю, как это можно было пережить вам, ее детям …..

-Стелла, прошло четыре года, и сейчас я могу об этом говорить. А когда попал на похороны, даже у отца не спрашивал несколько дней. Казалось, что это страшный сон….Мама не болела сильно, но за несколько лет до этого ей удалили по женски почти все, и когда такое происходит, нужно пить какие-то лекарства, посещать врача, но я не знаю, делала ли она это. Хотя возможно, что это и ни при чем, но проблемы с сердцем иногда были после этой операции. Капли постоянно были в холодильнике, у нее лицо часто краснело, если жарко или она волновалась, выпивала капли, и все проходило….Но в тот день стресс был слишком сильным. Это и со мной связано было, с ожиданием моего возвращения из армии. Мама, как сцепи сорвалась, ездила по магазинам, чтобы закупиться продуктами к моему возвращению, ждали меня примерно через месяц. Она водила машину, давно и хорошо, в тот год папа не ездил за рулем после операции на сердце. И на парковке она сбила зеркало у какой-то очень дорогой машины. Поняла по номерам, что машина не простого человека. Правильно было вызвать ГАИ, или дождаться пока он появится, или хотя бы оставить записку под «дворниками » с номером телефона, что она признает вину и все оплатит. Но она торопилась и уехала с места, и потом ездила еще в несколько магазинов, часа два-три, а когда приехала домой, вспомнила об этом, и у нее случился приступ мерцательной аритмии.

Паша знал не все, как именно он связан с волнением мамы. Перед тем, как она поехала в магазин, Юра для чего-то сказал матери, что Софья не ждет Павла из армии, что он видел ее в кино с Андреем на днях. Никто из их семьи, кроме Юры, и не знал подробностей ссоры Павла и Софьи. Родители думали, что какая-то мелочь и они помирились давно. И потом Юра никому об этом не рассказал, что он винил себя в случившемся какое-то время. Мама тогда сказала, и как же такое пережить Пашке, и друга теряет, и девушку. И очень была расстроена, но поехала по магазинам. А когда приехала, Юра был дома, она рассказывала о случившемся с дорогой иномаркой, сильно волнуясь, и ей становилось все хуже…Юра вызвал скорую, но толком не смог объяснить симптомы, приехала не кардиологическая скорая, а обычная, и не так быстро, как приезжает кардиологическая. Две фельдшерицы были молодыми и неопытными, они поставили ей диагноз — мерцательная аритмия, но нужного препарата у них не было, дали тот же корвалол с пустырником, который был и дома. По инструкции, они должны были позвонить на свою станцию и запросить помощь другого экипажа, кардиологического. Но в нарушение инструкции, повезли ее в больницу, да еще и по пробкам. В дороге Ольга умерла от остановки сердца.

Вспомнил Пашка давно где-то прочитанную книжную фразу : «Как много причин и следствий сошлись в одном месте в одно время».

Потом, и этого Пашка тоже не знал, эти фельдшерицы были наказаны по полной программе.

Стелла после этого рассказа смотрела на Пашку огромными, расширенными глазами и молчала, не зная, как реагировать. Он рассказывал почти безэмоционально, было видно, что смирился давно. Что бы она ни сказала , ничего не изменишь. Она впервые прикоснулась к щеке Павла , очень осторожно, кончиками пальцев. А он очень милый, подумала Стелла. Можно в него и влюбиться, потом, позже. Он ведь ничего еще не сделал, чтобы добиться ее.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Российский государственный педагогический университет имени А. И. Герцена —  Википедия
ГБОУ школа 593 Невского района Санкт-Петербурга

One thought on “Софья. Глава 35

  • 08.07.2021 в 23:01
    Permalink

    Вот прочитала сейчас главу и поймала себя на мысли, что не хотелось бы видеть Стеллу только расчетливой девушкой. Несмотря на то, что мое отношение к Софье очень хорошее, но и Стелла вызывает симпатии. Она умна, красива и знает, что это такое – добиваться всего своим трудом. Очень не хочется думать о том, что она будет использовать Павла в корыстных целях. Хотя в жизни бывает разное. Тут не угадаешь.

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.