Софья. Глава 8

Саша перебил Софью:

-Подожди, Софья, я первый.  Я больше не могу об этом молчать. Как-то я сказал тебе, что я справился, но я просто тупо пил все эти три года, по выходным. Ты, Паша, всю жизнь живешь в этом городе и наверняка слышал эту историю гибели моих родителей, в криминальной хронике. Это не ДТП, как вы, наверное, думали. Мой отец убил мать, случайно,  потому что она провоцировала его. У нее был запой, а он совершенно трезвый. Он несколько месяцев тогда  не пил. А когда понял, что случилось, убил и себя. Я их обоих пытался спасти. «Скорая» тоже пыталась, но все закончилось на месте, в больницу их не возили, сразу в морг. Это после приезда милиции уже.   Я здесь, в нашей группе, не рассказывал никому, полностью тогда сменил круг общения, чтобы меня не опасались люди из-за такой наследственности.

И вдруг произошло неожиданное, Саша затрясся в рыданиях. Софья растерялась, а Павел…ударил его два раза довольно жестко по щекам.

-Ты что здесь устроил? Стыдно, что мы тебя знаем!

И налил воды в стакан, поднес Саше. Саша начал пить и, к удивлению Софьи, успокоился. Потом начал что-то искать в карманах.

-Курить хочешь? Это зал для некурящих вообще-то.

-Нет, несколько таблеток феназепама у меня было.

-Пьешь, да еще и на таблетках.  Девушки, принесите счет, пожалуйста.

Это Павел крикнул официанткам.

Вышли на улицу. Софья в полностью испорченном настроении. День, который должен был быть замечательным, столько всего притянул! И отец Павла в больнице, и волнения в связи с тем, что Павел узнает о встрече с Сашей, а сейчас вот такая правда о Сашином прошлом…

-Саша, извини, что я тебя ударил, но ты себя не контролировал.

-Все окей, Паша. Без обид. А ты откуда знал про этот прием вывести из истерики?  Из фильмов?

-Я в спортшколу ходил, но недолго. На хоккей.

-И что, там били детей? Да, я знал, что профессиональный спорт -это жесть.

-Меня нет, потому что я вообще не плакса. Но мама меня оттуда быстро забрала, когда услышала от какой-то женщины жалобы на нашего тренера. Да у меня и данных нет, мне тяжело было. Когда меня записывали, тренер отца увидел, что он высокий, проблем с набором мышечной массы нет у него, а я тщедушный, маленький.  Сказал отцу, кормите его усиленно, может, и получится что. На коньках я хорошо уже тогда держался. Может, и не выгнали бы, был бы средним, не лучшим, конечно. Но мама, как узнала, что нагрузки чрезмерные, сказала, бросаешь хоккей, что у таких, как я, недоношенных, сердце всегда не совсем здоровое, и не для этого она меня рожала, чтобы сделать инвалидом.

-Сердечко проверял?

-От военкомата, естественно. Каждый год же в школе еще нас гоняли.

-Нормально проверь, у нормальных врачей. военкомату лишь бы план выполнить. Отец у тебя сердечник, дедушки живы или нет?

-Нет. Один до моего рождения умер, лет в 55. А другой вообще в 50, но я уже родился тогда, год мне был, кажется.

-Инфаркты, инсульты были в родне? По мужской линии.

-Так оба деда от этого и умерли, и бабушка, по маме. И тоже молодая, в 56 лет, кровоизлияние в мозг. А папина мать раком болела, ее помню, мне 7 лет было, когда умерла. Любила меня очень, больше остальных внуков.

-Значит, нет в родне долгожителей? Софья, смотри, не самая хорошая наследственность у него.

-Сашка, прекрати. Что ты знаешь о том, какая жизнь у моих предков была? Кто детдомовский в войну, кто с отчимом рос. Мы с братом и сестрой — совсем другое дело.

-А с кем Андрей живет. Паша? Ты же давно его знаешь.

Это Софья спросила.

-С мамой.Отец его ходил в военной форме, но я не знаю, в какой из силовых структур он служил. Я тогда не разбирался, а потом не заводил с ним разговор об отце. Мы жили в одном подъезде, и я учился в начальных классах, а он, наверное, в пятом, когда его отец умер. Зимой, я как раз болел и не выходил на улицу, и не знал, что в доме похороны. А потом пошел первый день в школу и увидел его маму в черном платке. Он умер от пневмонии, не пошел на больничный с кашлем и температурой, ходил на службу, и как-то его не спасли потом в реанимации. Родители знали, но мне в тот день ничего не сказали, что они даже были на поминках. А я увидел в школе Андрея и не знал, что говорят в таких случаях. Поэтому спрятался, чтобы он меня не увидел. Вот до сих пор за это стыдно. Сань, ты как, нормально?

-Выпил таблетку. Простите меня, ребята.

-Ты домой сейчас? Кто у тебя дома? Жена приехала?

-Да. Но в понедельник снова уезжает.

-И что это за жизнь?  Обычно муж ездит в командировки или на заработки.

Софья подумала, что Павел сейчас сказал то, что говорить не следовало.

-Да я и не хочу к ней, вот не скучал совсем. Что один, что вдвоем, каждый в свой ноутбук смотрит.

-Продвинутые вы, в интернете сидите. У нас проблема домой провести. АТС должны реконструировать скоро. Интересно, наверное, в интернете? «Одноклассники» какие-то появились, видел, мне-то что, я только что школу окончил и не скучаю по ним особо, а тебе, наверное, интересно, много же лет уже прошло, у кого как жизнь сложилась. (шел 2007 год. Примечание автора)

-Приходите ко мне, всю неделю буду один по вечерам. А как с учебой у вас? Смотрю, вы что-то расслабились. Софья в начале была такая примерная, да и Пашка все что-то в часы консультаций мне встречался, то английский, то черчение, то математика.  А сейчас вы друг другом слишком заняты.

Попрощавшись с Сашей, Павел пошел провожать Софью.

-И что это ты решила при нем в чем-то признаться? Что это вообще было?

-Ты о чем, Паш?

-Я о твоей речи до его истерики. О том, что ты о чем-то молчала много лет.

-После того, в чем признался Саша, это стало такой мелочью.

-Для меня нет.

-Ты не устал еще сегодня от открытий? Я сейчас не хочу, это в любом случае неприятно.

-Ты меня пугаешь, Софья.

-Если в двух словах, мама меня один раз наказала. За вранье. На сегодня все.

-Надавала по попе?

-Да. И закроем эту тему.

-Нормальная реакция родителей на вранье. Я тоже терпеть не могу лгунов. И у тебя в связи с этой ситуацией несколько лет душевная травма?

А ведь Софья не совсем была честна сейчас.  Она явно преувеличивала свои переживания по этому поводу, чтобы заставить Павла говорить о нем, о его детстве.

-Да, Паша. Я была очень хорошим, легким ребенком. И считаю, что так со мной поступать было нельзя.  Тем более, что вранье было без пользы для себя, скорее фантазия.

-Ну было и прошло, наплюй и забудь. Больше не врешь, наверное. У большинства детей именно так, получили один раз за что-то, и это больше не повторяется.

-Так можно дойти до того, что любое наказание допустимо. Может, мне нужно было язык отрезать? Тогда бы точно не соврала больше.

-Софья, что с тобой? У тебя голос дрожит. Ты так переживаешь из-за этого? Если бы я так переживал из-за подобного и так помнил обиды…а я научился, вдохнул -выдохнул, и извлек пользу из ситуации.

-Ты о чем? Какую пользу?

Повелся Пашка! Сейчас он что-то расскажет, то, что Софья хочет знать.

-Ты, наверное, заметила, родители у меня люди простые, даже слишком. И воспитывал меня отец ремнем. Стыдно ли мне признаваться тебе в этом? Немного да. Или ты догадывалась раньше?

-Нет, в шоке была , когда произошло…не буду говорить, что. Отец твой выглядит таким добрым. Скорее мама твоя похожа на диктатора.

-Мама? Она просто в детском саду работает, и меня считает все еще маленьким. От нее больше шума, кричит, а если угрозы, то она имеет в виду отца. А отец не просто выглядит добрым, он такой и есть.  Брат, когда пришел из армии и узнал, что отец взялся за мое воспитание в его отсутствие и вот так меня наказывает, сказал, «А у нас с тобой один и тот же отец?  Добрее его нет никого. Я в детстве больше боялся от  мамы получить, хотя такого тоже ни разу не было. » И вот тогда я стал думать, что я не родной ему. Брат это в шутку сказал, а я заморочился. Спросил у мамы. Она в слезы, и на отца наорала, а он тогда за водкой пошел, но было поздно и уже не продавали.   А отец, узнав, что я так думаю, подарками меня завалил. Мне его так жалко стало.

-За что он бил тебя? Прямо избивал, что ли?

-Да все за одно и то же, когда я с ним спорил и доказывал, что я в чем—то умнее. Это он называл неуважением. А за другие косяки -нет. Только говорил, «олух царя небесного», если я тупил, что-то терял, ломал по глупости или из-за криворукости.  И нет, какое там  «избивал».  Все за пару минут заканчивалось. Я сильно обиделся только в первый раз, дней пять бегал от него, прятался. Потом уже мне нескольких часов хватало, чтобы снова с ним общаться, иногда и первый подходил. А если он первым заговаривал, я радовался. И я понял, что его чувство вины нужно использовать..

-Паша, а нельзя было просто после первого раза перестать проявлять такое неуважение, что-то доказывать? Ты что-то ему доказал?  Ты нарывался на унижение, даже если тебе было и не больно почти.  Использовал его чувство вины, чтобы он что-то подарил?   А без этого он был жадным, ничего не покупал тебе?

-Не был.. Никто у нас не жадный. У брата и сестры тоже всегда все было, и папе было очень важно, чтобы не хуже, чем у одноклассников.

Вот Софья и узнала все, или почти все. Типичные отношения «тиран -жертва».  Пусть в очень мягком варианте. Но то, что произошло недавно, это уже выходит за рамки.  Последний вопрос, который она хочет задать Павлу…

-Паш, а перед последним «воспитанием», когда было в прошлый раз подобное?  Давно, наверное?

Она хочет услышать, что давно, несколько лет назад. Хотя бы два года. Почему это важно? Наверное, если Павел совершил что-то из ряда вон, напившись, и отец просто не контролировал себя, то можно его понять. Иногда и единственный эпизод насилия заканчивается плохо. А если нет? И из этой семьи нужно бежать.

-Могу назвать точную дату. За день до вручения аттестатов и выпускного, в июне.

-Что, тоже напился? А почему не в день выпускного, а за день? Репетиция что ли?

-Неееет. Убираться в квартире не хотел. Сказал отцу, а что ты мне сделаешь? » Я ведь взрослая везде, восемнадцать мне уже». Вот он и показал, ЧТО.

-Что он сделал??

-Ремнем врезал два раза, изо всей силы.  По бедрам. А я был….короче, только проснулся, лежал в постели, и понятно, что в одних трусах. Сказал, раз ты взрослый, будешь получать, как в армии, а не как маленький мальчик.

От этих слов Софья почти физически почувствовала боль, которую испытал Павел тогда. Двухметровый, стокилограммовый  папаша изо всей силы ударил, и не рукой! А Пашке 18 лет, что, нельзя было его попросить убраться, повторить два раза? Ответил, » а что ты мне сделаешь», это не такая и провокация. И этого человека называют добрым? Ведь он работает не в тюрьме, и не на скотобойне, а на заводе.  Как можно быть таким двуличным, при посторонних такой положительный, что можно позавидовать его детям.

-Вот только, Софья, не нужно меня жалеть. Все в прошлом и ничего со мной не случилось. А рассказал я об этом, чтобы ты к своей ситуации проще относилась.

-Вот мы и пришли. Ты домой?

-Я там один. Можно остаться?

-Если будешь тихо себя вести. Тебя не потеряют?

-Если мама и будет звонить, но на мобильный. А скорее всего, вообще не будет.

Рано утром, в воскресенье, Софья, лежа рядом с Павлом, сказала::

-Паш, у тебя интересный парфюм. Откуда он у тебя? Сам купил или подарили?

-Мама подарила.

-На 23 февраля, да?

-Наверное, точно не помню.

(А вот и повод поговорить про маму. Софья, хитрая же ты, знала, что он так ответит. Девушки же у него не было до тебя, кто же мог еще подарить парфюм).

-Паш, расскажи мне про маму.

-Мама как мама. Квартиру убирает, еду готовит, следит за нами, тремя мужчинами, чтобы чистые ходили. Еще и деньги  в дом приносит. Что еше нужно от нее?

Софья была удивлена, и неприятно.  Тем, с каких позиций и как быстро он ответил на этот вопрос.

-А тебя любит? А ты ее?

-Она брата любит  больше. Старшего сына своего.  С ним легко. И его девушка когда-то не дождалась из армии, он теперь не строит ни с кем отношений. Мама его поэтому жалеет, как будто он инвалид.

-А когда тебя девушки бросали, тебя не жалела?

-Да, тоже. Не кричала на меня тогда вообще, говорила, с друзьями сходи встретиться, у меня друзей двое всего. Да и то что-то не то в последнее время с ними, неинтересно стало.

-Один друг — это Андрей, да?

-Да. А второй Антошка. Его сестра мне нравилась, Алиса.

-До сих пор нравится?

-Нет, прошло  все.  Софья, я вчера так устал, день был очень трудный. Я бы еще поспал.

-Извини, Пашенька. Спи, сколько хочешь.

Паша закрыл глаза, а Софья встала и пошла на кухню. Через небольшое время она вернулась в спальню и взяла лак для ногтей, жидкость для снятия лака и пилку. Паша спал и выглядел таким умиротворенным, каким она его давно не видела. Наверное, что-то снилось ему приятное.  Софье очень хотелось поцеловать его, но было очень жалко будить.  Но вдруг он зашевелился, и изменился в лице, на лице появилась маска недовольства .

-Софья, ты не могла бы потише? И что это за запах? Ацетон какой-то.

А Софья даже ничего не открывала.

-Ну да, с лаками возишься. Вот кому это нужно сейчас. Мама задолбала тоже, утром будит запахами хлора от чистящих средств, до ухода на работу ей нужно все в стерильное состояние привести. Ты такая же, не думаешь о том, что у меня голова потом болит.

-Пашка, если ворчишь, значит проснулся. С добрым утром, любимый. Это не из нашей квартиры запах, я ничего не открывала. И я вообще ничего не чувствую.

-Может, и не ты. Но ты меня разбудила, ходишь туда-сюда.

-Что ворчишь, как старый дед?

В Софье проснулся дух бунтарства. Она на своей территории, и не должна спрашивать разрешения у Пашки на каждый шаг. Вот сейчас откроет жидкость для снятия лака, а если ему не нравится, пусть идет он на кухню, в ванную, гостиную.

Пашка так и сделал, пошел в душ, промолчав. Но вышел оттуда слишком быстро.

-Что, вода только холодная что ли?

-Нет, почему. Я уже помылся. Чем будешь меня кормить?

-Сейчас, докрашу и высушу ногти.

-Мама так никогда не делает. И сестра тоже. Кто только тебя воспитывал?

-А еще я сплю с парнем, который не женат на мне.

-И в ванной у тебя не так чисто, как у нас дома. Да и продуктов, наверное, нет. Кофе есть?  Белый хлеб свежий, масло, сыр, яйца?

-Все перечисленное есть, правда, хлеб вчерашний. Но принц привык к свежеиспеченному, да?

-Если вчера  был свежим, то пойдет. Главное, чтобы белый и тот, который на второй день не крошится.

-Пашка, ты такой смешной!

Телефонный звонок на телефоне Павла. Мама?  Почему-то Андрей, и что ему нужно?

-Пашка, ты мне обещал с чертежами помочь, помнишь? Как ты вообще? Куда пропал? Болеешь?

(Андрей прекрасно в курсе про пятницу, но не знает про события субботы. а Пашка не знает, что Андрей в курсе вообще о чем-либо).

-И тебе доброе утро. Много всего навалилось. Но учебу не нужно забрасывать. Я помогу тебе.

-А что именно навалилось?

-Папа в кардиологии, это самое плохое. Все остальное уже не имеет значения.

-Жаль.

(Андрей неоднозначно относился с Николаю, но такого ему точно не желал) .

-Я не отказываю, Андрей, давай часа через полтора. А ты мне с английским поможешь?  У тебя долгов по нему нет? С переводом «тысяч»?

-Чем смогу, помогу.

Пашка посмотрел на Софью:

-А как у тебя с английским? С черчением?

-Паша, если бы я знала, что у тебя проблемы, все бы тебе перевела. С черчением тоже справляюсь пока, но вот последнюю тему, пересечение поверхностей, не поняла.

-Сделаю я тебе это, только бы голова не болела.

-А что, болит?  Ой, Паша, уколы, таблетки. У меня же все лежит.

-Что ты такая курица? Где завтрак? Раскудахталась без толку.

-Паша, ты реально нудный. Узнаю тебя лучше, и удивляюсь. Все на столе.  Или тебе в рот положить ?

-Все не так, как я люблю…

Так они препирались, полушутя, но главное, любя друг друга, то заходя на грань ссоры и обиды, то говоря друг другу комплименты. У них, конечно же, не было еще никакой мудрости, но именно это и делало отношения интересными. Софья всегда очень ценила покой и правильность во всем, она боялась ссор и всегда торопилась извиниться и уступить. Павел ценил это ее качество, несмотря на то, что он не знал других девушек. Но это было очень похоже на его маму,которая так же строила отношения с мужем. По крайней мере, так видел Павел отношения родителей, если Ольга и предъявляла когда-то Николаю обиды, то все происходило за закрытой дверью спальни и дети ничего об этом не знали. .

В понедельник в больнице после посещения отца, который уже шел на поправку, но нуждался в наблюдении и обследовании, Павел шел по коридору, а когда проходил мимо ординаторской, дверь открылась, и  какой-то очкарик в белом халате, по виду вчерашний студент, на самом деле 30 лет, схватил его за локоть и с силой затащил внутрь кабинета.

Павел, не ожидавший такого, пытался вырвать руку, и не понимал, что происходит. Но хватка врача, Олега Юрьевича, была железной. Он толкнул Павла в сторону стула и сказал без предисловий:

-Что же ты, щенок, пьешь и бьешь отца?

Взглянув на Павла и увидев не прошедшие еще следы побоев, он немного смягчился. Видимо, и отец  не святой в этой семье.

-Нельзя бить людей в область сердца. Очень опасно.

Павел ничего не ответил. Его разозлил этот тип, строящий из себя крутого, но не драться же с ним, и не посылать по известному адресу здесь, в кардиологическом отделении.  Врач продолжил:

-Может, отец был в чем-то и неправ, но посмотри, как ты одет. Сам все это заработал? Сколько стоят твои телефоны, компьютеры, твои развлечения? Убьешь отца, и что тогда? Хорошо тебе будет? Даже если не сядешь за это и не в прямом смысле убьешь.  Время сейчас такое, идет ровесник твоего папы по улице, курит, зимой, раз — и смерть.

Павел уже не злился на доктора, которому есть дело до чужих семей.  Наоборот, подумал, побольше бы таких.

-Спасибо вам…за все.

Подумал, надо бы денег ему дать, но как предложишь? Не умел Пашка делать это. Да и на лице этого парня написано, что он интеллигент как минимум в третьем поколении. Может, бессеребренник он?

-Я его к кардиохирургам направлю после выписки, скорее всего.

Пашка испугался не на шутку и побледнел.

-Не нужно, он же поправляется уже.

-Кузнецом нельзя ему продолжать работать. Вибрация, шум, профессиональные вредности. Не волнуйся ты так, это  сейчас стандарт  оказания помощи при такой патологии, операция.  Сейчас уже так не лечим, как лет 20-30 назад, вслепую и как повезет.  Посмотрев язык и пощупав пульс.  Много больных нашего профиля, и других,  а продолжительность жизни растет, благодаря хирургии. Будь оптимистом, верь в науку и профессионализм. Учишься на кого?

-IT технологии.

-Тоже хорошо.  Ну пока, времени у меня больше нет.

Папа пойдет под скальпель  хирурга…подумать страшно.  Как он сам-то к этому отнесется? А мама наверняка тоже знает, и плачет, наверное, от страха.  Нужно отвлечься, и лучшее средство -учеба. И Софья, конечно. Но одно другому почему-то очень мешает.   Не будет Павел сегодня ей сообщать про отца…Можно с Андреем снова английским заняться.

Николая выписали из больницы через две недели. Он уже вполне нормально чувствовал себя, но больничный ему не закрыли, а направили на консультацию к кардиохирургам. Кардиохирург стал очень настойчиво рекомендовать поставить стент в аорту для расширения. И в регионе в тот год действовала программа, по которой это было бесплатно, в большом количестве, упускать возможность не стоит в его случае.  Врач рассказал, что это не операция на открытом сердце и риск минимален, наркоз не сильный и делается недолго. Или останется риск инфаркта при любом волнении. Николай решил, что нужно воспользоваться. Ведь его родной отец умер почти в таком же возрасте.

И вот ходит он в поликлинику, на анализы, обследования, как на работу. Грустно все это, и хочется ему отвлечься. Сидит он однажды дома ближе к вечеру, и приходит домой Павел.

-Как дела, Паша? Расскажи что-нибудь веселое.

-Все хорошо. Ты только не болей. Ты нам нужен.

-Стараюсь выздороветь. А как девушка твоя? Что не приходит? Напугал, что ли, я ее? Или мать?

Пашка улыбнулся  загадочно и сказал.

-Хорошо все с ней.

-А ну-ка, рассказывай. Что, мужчиной стал, что ли?

-Ну пааааап….

-Предохраняетесь?

-Ну что ты, паааап….

-Сейчас ремень возьму. Отвечай.

-Стал, стал. От тебя ничего не скроешь. Предохраняюсь. Тебе волноваться нельзя и физические нагрузки, забыл?

-Матери не говори, если предохраняетесь, она долго не узнает.

-И не собирался. Она и не спрашивает.

-Место для встреч где находите?

-Это проблема. Квартиру бы снять.

-Паша, все нужно делать по-человечески.  Есть у тебя комната.  Я не против, сам был молодым. Сейчас можно красиво все делать. Мне 47, а я смотрю фильмы о молодых и по-хорошему завидую вам. Столько идей, только в фильмах. Шары гелиевые, лепестки роз, свечи, шампанское….Плюшевые мишки. А у вас как было в первый раз?

Пашке стало стыдно. Он об этом даже   не задумывался. получилось все спонтанно.  И за все время отношений с Софьей он ей ничего не подарил, а она даже не намекала.

-Пап, ты меня убьешь сейчас. Она сделала мне уколы в зад, и все случилось.

-Какие уколы?

-Мне назначали, я же после…твоего последнего воспитания у врача был. Извини, не хотел напоминать, у тебя же сердце …

-Да, образ медсестры сексуальный, ничего не скажу. А Софочка и вообще, как куколка, такая миниатюрная, изящная.

-Так, я ревнив, вообще-то!

-Не будь дураком, исправь все. Я маму твою уведу куда-нибудь. Квартира будет свободна.  Ты меня понял?

-Пап, спасибо.!

На следующий день в институте пары закончились в то время, когда Павел знал, что дома никого нет. Он решил не дожидаться того, что пообещал отец, и решил, что у них целых 3 часа и пустая квартира. Было не до шариков и свечей, он повез Софью сразу домой. И даже не до душа, к тому же не было горячей воды, видимо, авария. Павел с Софьей предавались страсти, хорошо, что хотя бы о предохранении он позаботился.  Но Оля в этот день имела возможность раньше сбежать с работы, а работала она завхозом  в детском саду. Когда отключали с утра воду, она всегда прибегала, благо работала близко от дома, всегда одолевала  тревога за то, что мог Павел, уходя в институт, оставить открытым кран на кухне, при этом в мойке стоит какая-нибудь тарелка, и когда дадут воду, случится потоп.

Паша и Софья услышали звук поворота ключа в замке. Софья очень испугалась. Павел подумал, что если это брат, то ничего страшного. Если папа, в принципе тоже, хотя потом он, конечно же,  отругает его за то, что снова поторопился и не выполнил того, о чем договорились. Но если мама, то крику будет! Он-то вытерпит это, но Софья… Вдруг мама еще и обзовет ее, и вообще сделает виноватой…

Паша выглянул в прихожую, мама…Она уже увидела куртку и ботильоны Софьи.

Спокойствие,  только  спокойствие….

-Софочка, не бойся. У меня есть план.  Надевай только мою рубашку. И мочи волосы, в вазе с цветами есть вода. Ты после душа, захотела помыться у нас. А я в трусах, потому что ты сделала мне массаж, и кровать разобрана поэтому. Мне шею протянуло сквозняком. Главное, быстро открыть, и вести себя естественно.

Так они Оле все и преподнесли. Оля все поняла, воды же с утра нет в кране. Дети и есть дети.

Первая реакция -мысль «сейчас вы у меня получите» . Вдох-выдох, вдох-выдох. А вот и хорошее средство для наказания -провод от зарядки телефона! Оля так выразительно посмотрела на провод, что Павел перехватил этот взгляд, и в его глазах она прочитала готовность схватить ее за руку.  И вдруг Ольге стало очень смешно! «Да что, прошлый век что ли? Совсем я с ума сошла».  Вдох- выдох.

Она на всякий случай пошла в ванную, и о чудо, воду дали.  Это ее даже обрадовало. есть возможность отправить Софью в ванну и остаться наедине с сыном.

-Софочка, ты холодной водой что ли мылась?

-Да. Нагрели немного на плите.

-Врать вы не умеете, и не нужно. Ванну еще чистить нужно, воду же только что дали. Сейчас почищу, потом помойся, и не нужно было мочить волосы грязной водой, она еще и с сахаром, чтобы цветы дольше стояли.

Софья готова была сквозь землю провалиться. Она посмотрела на Павла. а он улыбался.

-Мамочка, я так тебя люблю. И я так есть хочу. Что на обед?

(«Есть он хочет, тяжелой работой занимался, паршивец. Да что это я , не виноват он, это все телевидение, реклама, фильмы, сериалы, они же все про это…Софьюшка, бедная, сгорает от стыда, но послушалась, пошла в ванную. Хорошая моя девочка»  -думала в это время Оля. )

-Не стыдно, Павел? Это так должно происходить? В постели, где ты не поменял белье? В отсутствие горячей воды в квартире?

-Мам. так косяк только в этом?

-Другое -это не твой косяк.

-Ну вот, начинается. Софью ты ругать не будешь.

—  Но ее кто воспитал? Что это за бесстыдство?  Предохраняетесь хотя бы?

-Да что вы оба с папой на этом помешаны…

-Отвечай, да или нет. Павел, что ты делаешь?   Ты съел целую банку шпрот, без ничего! Живот заболит, там столько масла!

-Да, Это ответ на первый вопрос, про предохранение.  На второе замечание, ты неправа. Я с хлебом ел.

-А подождать нельзя было, когда картошка сварится?

-Так ты ее даже  не поставила еще вариться. А я голодный.

-Все мама должна делать, а ты сидишь и смотришь, что съесть…

И что ты про папу сказал? Он знал? Про ваши отношения.

-Знал.

-Никого не жалеешь. Ему предстоит операция на сердце. Я и не знаю, как ему сказать. Софья, ты помылась? Иди на кухню, не прячься и не убегай, Сейчас выпью валокордина, и стану совсем доброй. А то переволновалась немного, в жар бросает.

Софья не знала, что нервозность Ольги связана с тем, что два года назад она перенесла большую операцию, по гинекологии, и сейчас непросто переживала ранний  искусственный климакс Но совсем не позволяла себе жалеть себя,  да с таким мужем, как Коля, который создал дома армейский порядок, это было и невозможно. Срывалась поэтому она в основном на Пашку, а потом пила валокордин. А так Ольга совсем не была злой.

Паша провожал Софью, и они уже подходили к ее дому. И тут зазвонил телефон Софьи. Это звонила мама.

-Софья, жди меня завтра утром, я ночью выезжаю. Ты совсем пропала. не приезжаешь на выходные, редко звонишь.  Все нормально?

-Да. Я очень тебя жду. Не могу долго говорить, зарядки мало.

Софья сказала Павлу, что едет ее мама. И ее это не радовало. А Пашка обрадовался.

-Чему ты радуешься?

-Наконец-то , пройдет страшный для меня экзамен и будет в прошлом. Тебя же мои уже полюбили.

-Да  уж, особенно после сегодняшнего… А твоего отца я теперь боюсь.

-Софья, мне неприятно это слышать. Тем более, он не здоров, и еще долго не будет здоров. Вот что будет, если он больше не сможет работать? Конечно, не пропадем, все взрослые. Но жизнь разделилась на ДО и ПОСЛЕ,

И тут зазвонил телефон Паши. Папа!

Паша с тревогой в голосе ответил.

-Да, пап.

-Маленький мой, я все знаю. Ругать не буду. Но ты дурак.

-Мама ругается?

-Иди домой.

-Какая там обстановка? Что меня ждет?

И тут мама прокричала в трубку:

-Сейчас тебя уже не привяжешь дома и не спрячешь от жизни! Иди домой, не бойся. Пашка, взрослый совсем…

Но дома родители вдвоем прессанули его не слабо.  Сначала отец кричал на него:

-Паша, ты дурак? Как ты мог там подставить Софью? Ты не знаешь женщин, у матери же к сыну всегда чувство собственности и ревность к его девушке. Она не ожидала этого, если бы у нее крышу сорвало? И получили бы проводом. Ты ладно, мужчина, а Софья, она бы возненавидела тебя. Да и стресс какой был бы для нее. Уверен, что ее как принцессу растили.

-Коля, не делай из меня неадекватную мать. Чужого ребенка я бы никогда не ударила. А вот этого, не скрою,  было желание….буквально секунду. Потом смешно стало, еле сдержалась. Как ведь врал он смешно, как старался честные глаза сделать.

-Пааап, маааам,  не надо больше про это. Даже сердце закололо, как вспомнил.

-Пашенька, ты сейчас был неправ, но Софья тоже….В тот первый раз, она не должна была, даже если ты настаивал, хотя бы из заботы о тебе, после сотрясения.  Ты же был не здоров, голова болела, глаз. А она….как представлю, сцену из «Маленькой Веры»….

Это, конечно же, мама. И Коля с Павлом закричали на нее наперебой.

-Что ты придумываешь? Не было сотрясения, это раз. И Софья ребенок, такой же, как и он, а никакая не Вера из фильма!

-Мам, я сейчас заплачу, прекрати эту пытку! Хочешь, бей меня проводом, это более гуманно.

-Паша, я тебя когда-нибудь в жизни  ударила?

-Нет. Один раз хотела, я в туалете закрылся. В 13 лет. Пап, мама Софьи приезжает. Софья такая примерная дочь, особенно в смысле не врать маме. Мне страшно с ней знакомиться. У матерей девочек ведь тоже чувство собственности, или оно у их отцов?

-Паша, есть такое, конечно. Поздно уже, завтра все решим, иди спать.

-Что ты решишь?

-В ресторан их пригласим, и сами все придем. Пусть видит, что ты парень серьезный и положительный, да и не из самых бедных. Ее-то родители кто?

-У нее только мама, журналист.

-В районе что там за журналистика. Бюджетница, значит.

-Ты уверен, что столик в тот же день просто найти, тем более в выходной?

-Паша, мы всю жизнь живем в этом городе, связи кое-какие есть у мамы твоей, в этой сфере. Да, Оля?

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ,

Запись опубликована в рубрике Мое творчество с метками , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария на «Софья. Глава 8»

  1. Маргарита говорит:

    Вот она какая жизнь! Многие модели поведения берем из жизни своей семьи, сравниваем девушку с мамой. И скорее всего происходит это все не осознанно. Я уже только во взрослом возрасте стала больше разбираться в людях. Видеть, чем они похожи на своих взрослых родителей. И даже прожив с человеком долгие годы вместе, гораздо большие, чем он жил в своей семье будучи ребенком, он все равно несет многие привычки оттуда. Говорят же «от осинки на родятся апельсинки». Скорее всего и Павел будет наказывать своих детей с помощью ремня. Хотя жизнь и дальнейшее повествование покажет…

  2. Лара говорит:

    Спасибо за интерес к повести, Маргарита. Как будет воспитывать детей Павел, сказать сложно. Если дети будут у него с Софьей, то вряд ли она это позволит, а если с другой женщиной….не буду здесь раскрывать сюжет, пусть будет интрига. Но Николай старшего сына вырастил без насилия. Видевший в детстве мало любви от матери (она была детдомовской, и здесь родословная обрывается), Коля подсознательно выбрал в жены Олю, которая могла только шуметь, но в принципе никого не могла обидеть. В дальнейшем расскажу в нескольких словах и о бабушках Павла, одну из которых он никогда не видел, а вторая на нем компенсировала недостаток любви к Коле в детстве. Но следующая глава будет о семье Софьи, про которую читатели еще почти ничего не знают. И уже скоро!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.