Софья. Глава 17

Юра, брат Павла, наверное, во второй раз в жизни чувствовал себя так отвратительно. В первый раз это было в армии, незадолго до дембеля, когда ему написал друг о том, что его девушка, которая все эти почти два года писала ему, давно встречается с другим…Юра сразу понял тогда, что это правда, ведь содержание писем девушки в последние месяцы изменилось, она писала ему просто как хорошему другу, а он не понял этого. Прямым текстом она, конечно, не писала, что есть другой. Но и не писала, что ждет его и любит. Просто рассказывала о своей жизни, об общих знакомых, интересовалась и его делами. Та девушка, Алена, была неспособна причинить никому боль, и ему в том числе. Наверное, рассчитывала на то, что он узнает все от кого-то другого, и так и произошло…

А их мама, Ольга, уже чуть ли не готовилась тогда к свадьбе старшего сына. Отец собирался подарить автомобиль, хотя бы подержанный, на возвращение сына из армии. О том, что нет у него невесты больше, Юра написал и маме. Успокаивал ее, что он совершенно не расстроен, и у него вся жизнь впереди. Пашке в ту весну, когда вернулся брат, было двенадцать.

Была суббота, Пашка пришел с катка, где был после школы, и сразу прошел в гостиную, где был включен телевизор, и задержался там. И вдруг заходит отец, и держит в руке ремень. Пашка не понял ничего, вроде ничего не натворил. Со страхом смотрит на отца, а тот чему-то улыбается.

-Пап, я пыль в своей комнате вытер, и под кроватью, и на полках. А запись в дневнике мне по ошибке сделали, это мой сосед по парте мой дневник сунул училке, когда я отвернулся, специально…

-Паша, ты что, дурак? Когда я тебя ругал за какую-то пыль и за записи в дневнике? Ты что, не видишь, это армейский ремень. Брат твой дома, Паша! Спит после дороги, ты не шуми, сынок.

-Где спит?

-На твоей кровати. Его кровать мы же разобрали и убрали, вот жил ты два года один. Вечером соберу, и снова будете жить вдвоем.

Эта перспектива Пашке что-то не понравилась.

-Вы говорили, он женится, когда вернется. И на квартиру уйдет съемную.

-Паша, даже если бы и так, это не в один день происходит. Да и не женится он пока, нет у него больше невесты, не ждала она его. Вот найдет другую, тогда и женится. А ты что на катке делал, он же растаял уже?

-Да я без коньков, но лед есть еще, хотя шершавый уже какой-то. Антошка пальцы на руке ободрал, упал сегодня. До крови.

-Вот беда. Ладно, хотя бы не лицом упал.

-Заревел он, нытик, крови вообще боится.

-Не осуждай друга, кто знает, может, сломал пальцы.

Юра проспал тогда до ужина, разбудили его вкусные запахи с кухни. Ольга просто летала от счастья, что вернулся старший сын. Она как будто забыла, что есть у них еще и дочь, и младший сын, смотрела только на Юру и не могла поверить своим глазам. Красавец, еще подрос за эти два года, но похудел. А Пашка ее в этот вечер почему-то раздражал, буквально всем, и она покрикивала на него так, как будто он не родной сын.

Юрка обнял Пашку, сказал, что очень скучал по всем, и спросил, «что же ты не писал мне в армию? В каком ты классе? Писать ведь умеешь? «

-В шестом. Да не знаю…о чем писать.

Отец как-то почти год назад посмеялся над Пашкой так, что тот обиделся немного. Сказал, напиши брату, в один конверт положим письма, пока я не заклеил. Пашка сказал то же самое, что не знает, что писать. А отец на это сказал, «похвались, какой ты герой России. Получаешь ремня, и не плачешь». Пашка надулся и ушел в свою комнату. Отец даже не понял, что обидного сказал.

И так Юра не знал до сих пор, что правила в семье изменились, что Павла воспитывает отец по-другому. Но за столом мать то и дело покрикивала на Пашку, и жаловалась Юре, что Пашка за два года его отсутствия очень изменился, и детей непослушнее она не видела. Пашка задал Юре вопрос про невесту и свадьбу, хотя отец ему и намекнул, что это плохая тема. Но Юра был в хорошем настроении, и ответил, что у невесты теперь другой жених.

-Смотрел, Пашка, «Старые песни о главном»? Помнишь такую песню: «И ей он больше не жених», так это про меня. Только я не танкист. И живой, а того, в песне, убили.

-И что он, новый жених, сильнее тебя?

-Не знаю.

-Такой здоровый, в армии отслужил, а что же ему морду не набьешь?

Ольга расширила глаза и закричала испуганно:

-Павел, ты что несешь? Давно ремня не получал? Бесишь меня!

Коля посчитал, что жена несправедлива к Пашке, и вставил свое слово:

-Оля, он же ребенок, не понимает, что у взрослых так не решаются проблемы. Паша, невеста — это не кукла, которую кто-то отобрал. Это ее выбор, а тот парень мог даже не знать о существовании Юры. В чем он виноват?

-Тогда, Юра, с ней разберись…

Мама сказала еще строже, чем в первый раз:

-Павел, ты закроешь сегодня рот? Твоего ли ума дело?

Пашка замолчал, но мама продолжала к нему придираться, что он не так сидит, не так ест, да и дневник ему снова расписали красной пастой…Пашка сначала молчал, но на замечание про дневник возразил, что это шутка его одноклассника. Юрий вступился за Пашу:

-Мама, ну что ты с ним такая строгая, Пашка нормальный парень, насколько я помню, был два года назад.

Пашка решил уточнить, где будет спать брат. Ему очень не хотелось уступать ему часть своей комнаты. Отец ответил, что сейчас соберет его кровать.

Пашка был потеснен в личном пространстве, и остался очень недоволен, но промолчал. За два года он привык, что может закрыть за собой дверь и находиться в комнате один по вечерам. Квартира была трехкомнатной, и Юля спала на диване в гостиной, а родители в спальне. В этой детской комнате жили они когда-то и втроем, но Юля ушла от мальчиков в гостиную уже давно. С Юрой он делил комнату до его ухода в армию, и было нормально, но к хорошему привыкают быстро. Четырехкомнатная квартира появилась у них, когда Пашка закончил уже девятый класс. И вот там у каждого из сыновей стало по комнате, а Юля в тот год вышла замуж и съехала.

-Что, Паша, обижают тебя родители? — спросил брат, когда они остались вдвоем. -Мама что-то про ремень сказала. Неужели используют его? На меня мама всего один раз замахнулась прутом, но не ударила, в семь лет. Оказывается, она беременной тогда была, вот и психовала. Получаешь от мамы, да? Что же не слушаешься, ведешь себя кое-как?

-Нееее, мама только кричит. Ремнем папа бьет.

-Паша, это шутка была сейчас? У нас с тобой ведь один и тот же папа? Такого просто не может быть. Добрее его нет никого. На нем мы верхом ездили, в прямом смысле, и в переносном. Он на детей и голоса не повышал никогда. Наш папа бьет младшего сыночка, любимого?

-Бывает, потому что я сложный.

Юра посмеялся тогда этим словам Пашки. А потом нередко вставал между отцом и Пашкой, когда отец хватался за ремень..И разговаривал с обоими по отдельности, чаще с Пашкой. Не понимал, почему Пашка не может вовремя остановиться, не грубить , не делать именно того, чего отец терпеть не может.

А Юра понял в 20 лет, что он не хочет длительных отношений с девушками. Точнее, с какой-то одной девушкой. И стал вести ту жизнь, о которой читатели знают. Это продолжалось шесть лет, и он не знает, искал ли он вторую Алену и не находил, или другая причина. Он ушел в армию уже не ребенком, не смотря на то, что ему было 18. Но школу тогда заканчивали в 17, а по телевизору тогда показывали такое, что потом перестали показывать, и не только на государственных каналах…По сравнению с этим «Дом 2» — это передача для детского сада! И год до армии он встречался с Аленой, и они не только в кино ходили..К слову, кинотеатров в те годы и не было, и фильмов полнометражных или мультфильмов для кинотеатров. Фильмы смотрели с кассет, дома, в том числе нередко и действительно хорошие фильмы. Был 1999 год, а вернулся Юра домой в 2001…И понеслось, девушки менялись очень часто, и он их просто использовал. Он не знал, что у Алены с новым парнем, вышла она за него замуж или они расстались. Не знал, что он ответит, если Алена захочет его вернуть. Нет, он не был уверен, что скажет твердое «нет». Он даже искал с ней встречи в первые месяцы, но не открыто, и в разговорах со знакомыми не произносил ее имя, вел себя как будто бы очень гордо, с достоинством. Но не раз прогуливался рядом с ее домом именно в те часы, когда была вероятна встреча с ней, возвращающейся с учебы. Но возможно, она сменила адрес, или по другой причине, они ни разу не встретились.

И вот за шесть лет впервые, Оксана беременна. Одна из многих его подружек. Ничего в ней нет особенного. А что, Алена была особенной? Наверное, да. Она была похожа…на его маму. Юре достались мамины глаза, васильковые и большие, но у Алены глаза карие и каштановые волосы, а сходство с его мамой в другом. Многим парням нравились только девушки модельной внешности, а Алена имела классическую русскую красоту. Она не вписывалась в стандарты 90/60/90, а была, наверное, 102/76/105, но при ее росте выше среднего и красивых формах никому и в голову не приходило упрекнуть ее в том, что нужно меньше есть и больше двигаться. Она не была фанаткой тренажерного зала и не сидела на диетах. И так же лет до 45 выглядела мама Юры, и в то время, когда он пришел из армии, тоже.

А Оксана, хотя и родом из деревни, но не выросла на молоке от своей коровы и мясе своих кур и поросят, а скорее, на голодном пайке. Высокая, худая, никаких женственных форм. Для кого-то идеальная фигура девушки, хотя в бедрах и груди там нет и желаемых 90, а наверное, 84. При том, что почти 180 см роста. Кто-то был бы рад, но не Юра. Он ведь совсем ее не знает, как человека. И почему-то он ей не верит. Какая-то она неискренняя, фальшивая. Ищет выгодного городского жениха. Задала ему в начале знакомства вопросы про семью, и как-то расстроило ее в его ответах, что есть еще и младший братишка, к тому же довольно взрослый, студент. А про свою семью ничего не рассказывала, и понятно, почему, хвалиться нечем. Хотя Оксана в одежде не выделяется среди других бедностью или нечистоплотностью, выглядит вполне нормально. Работает она в магазине спорттоваров, и по ее рассказам, не самое лучшее место, никогда не получает полную зарплату, постоянно штрафы. Живет еще с двумя подругами в какой-то убитой съемной квартире в пятиэтажке-хрущевке. Грубовата и простовата, и точно будут конфликты с его родителями.

Нет, интуицию не обманешь. Если бы ребенок был его, он бы чувствовал нежность сейчас к ней, или что-то, а вот нет ничего. Папа поговорил с ним, вспомнил, как он ждал каждого из трех своих детей, как сильно любил их маму в это время. Хотя был совсем молодым, когда родился у них Юра, да и через два года, когда родилась Юля. Только Пашку уже в сознательном возрасте они родили.

Пашка сейчас точно такой же, каким был Юра, когда встречался с Аленой. То же первое чувство, и ощущение того, что стал взрослым…Даже зависть есть к нему. Юра вспомнил, как нехорошо поступил несколько дней назад по отношению к Павлу, когда Пашка спросил, что он собирается делать, а Юра пытался его унизить перед случайными подружками, которые на один вечер. Но он ведь пытался забыть о своих проблемах тогда…

Что же, позвонить Оксане, пусть приходит и познакомится с его родителями? Или это делается не так? Нужно с родителями поехать к ней? А куда к ней, в съемную хрущевку, или в ее деревню в выходной? Хотя родители друг с другом уже познакомились, а вот Оксаны тогда не было…А сейчас его отец пошел ложиться в больницу, завтра -послезавтра операция, все анализы и обследования готовы. Неделю продержат его там, наверное. И что будет с ним после операции?

А Павел с Софьей в эти дни много времени проводили на консультациях, получали зачеты и допуски к экзаменам. Зачетная неделя еще через две недели, но в их новеньких зачетках уже есть записи, что-то сдано досрочно. Пашка долго смеялся над Софьей, ему непонятно, какие проблемы могут быть с зачетом по физкультуре.

-Пропуски что ли были у тебя?

-Нет, норматив по бегу. А сейчас бегать нет возможности, снег лежит на стадионе. И она заставляет писать реферат за это.

-Софья, как можно было не уложиться в этот норматив? В него укладываются даже те, кто на сломанных ногах бегает.

-Паша, у девушек немного по-другому все…

-Понял. А у меня вот с английским проблемы. Меня в школе англичанка один раз ударила книгой по голове, я потом ее просто боялся. В 10 классе перешел в другую школу, вот там только немного начал учиться по нему.

-Что, сильно ударила? Ты пожаловался родителям?

-Кровь из носа шла. Я хотел скрыть, Антон проболтался своей матери, а она моему отцу.

-И что отец? Наверное, еще добавил тебе?

-Нет, рвался к директору пойти и в районо, но мама же в этой системе, в садике работает. Она сказала, сначала найди ему другую школу, потом так все и заглохло.

Софья снова испытала материнские чувства к Павлу. Она представила маленького мальчика, которого ударил по голове учитель, как ему тогда было обидно, не говоря про то, что больно и страшно. Что же ты, Пашка, так много натерпелся жестокости? Она еще не знает, не обижали ли его одноклассники или ребята во дворе, которые были сильнее.

Мысли Софьи прервал Пашка, спросив:

-Ты как-то сказала, что ты неспортивная, тебе вообще ничего не нравится?

-Да, Паша, не люблю напрягаться физически. Я в детстве не просила ни велосипед, ни коньки, ни лыжи у родителей. И плавать я не умею. Лыжи, конечно, были в школе, научилась, и даже получалось. А на коньках совсем плохо, просто скользить умею, и не более того. По кругу каталась, часто падала. Очень боюсь травм, поэтому видя, что другие дети падали с велосипедов, никакого желания не было учиться.

-А меня записали сначала на хоккей, но это точно не для меня, мама быстро забрала оттуда. Нагрузки огромные. Но есть много других видов спорта, я серьезно ничем не занимался, так, на дворовом уровне. Но коньки, велосипед, плавание — все это очень нравилось. На дачу только для этого и ездил, чтобы по лесным дорожкам покататься на велике, а не как папа, в земле копаться. Кстати, ты знаешь, что Андрей восточными единоборствами занимается, давно и серьезно? Вообще не понимаю, какое в этом удовольствие, травм в разы больше, чем в хоккее.

-Андрей часто ходил с переломами?

-Было. И с синяками. Все детство.

«Пашка все детство ходил с синяками на пятой точке,» — вспомнились Софье слова Андрея, и почему-то она рассмеялась. В этом не было ничего смешного, но вот почему-то…

-Что смешного, Софья? Вообще-то ему больно было тогда.

-Паша, а знаешь, что мне напомнила твоя история с учителем английского? Пьесу Гоголя «Женитьба».

-В смысле?

-Там одному из женихов очень важно было, чтобы невеста говорила по-французски, и он спрашивает об этом другого жениха. А тот специально врет, что учитель французского бил ее палкой, настолько она была неспособной.

-Так вот над чем ты смеешься? Меня не за тупость ударили книгой, а за то, что я повернулся назад, она была очень нервной, злилась, что я не слушаю ее.

-Паша, как твой отец? Когда операция?

-Вроде завтра…

А скоро, через три недели, новый 2008 год. Високосный. Что он принесет Софье и Павлу? Прошлый год Крысы, 1996, Софья неплохо помнит, хотя было ей 7 лет. И был тот год для ее семьи на редкость удачным, как тогда говорила мама. Жизнь тогда как-то стала налаживаться, подняли зарплаты бюджетникам, пенсии. И цены на одежду уже не выглядели такими астрономическими, как было несколько лет назад. Правда, спустя два года произошел дефолт, но именно тот год, когда Софья пошла в школу, она вспоминала только хорошо.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Рубрика: Мое творчество | Метки: | 2 комментария

Софья. Глава 16

После отъезда Александры Софья почувствовала, как ей не хватает семьи и дома. И Пашка уехал домой, а там у него родные люди, с которыми он живет с рождения и никогда не расставался. Так же, как и она, ездил в летний лагерь на три недели, и все. И то родители приезжали каждый раз, а то и два раза за время смены. А ее мама и сестра с братишкой вроде и не далеко, ночь в поезде ехать до них, но вот за три месяца увидела маму только раз. И дальше будет так же…

Как одиноко ей в этой квартире, особенно в выходной, когда не выходила никуда целый день. Но завтра утром снова занятия, впереди новая рабочая неделя. Софье остро захотелось поехать и посмотреть на светящиеся окна квартиры, где живет Павел.  Квартира с торца дома, четырехкомнатная, окна в три стороны, окно комнаты ее любимого Пашки смотрит во двор. Но Софья не сделает этого, на улице темно и холодно, не хватало еще простудиться в конце первого семестра. Завтра они и так увидятся в институте. А интересно, что он сейчас делает? А его родители и брат? У них сейчас конфликт со старшим сыном, точнее, как сказал Пашка, он и отец на стороне Юры, а мать на стороне девушки…Все-таки мужская солидарность -интересная вещь.

Софья пыталась в этот вечер заняться подготовкой к контрольной по высшей математике, которая будет на неделе, что-то сделать по инженерной графике с теми самыми пересечениями поверхностей, которые она плохо поняла. Но сосредоточиться получалось плохо. Пашка обещал все ей начертить или объяснить, и для него это черчение и начерталка, как семечки. Но пишет даже СМС с ошибками, хотя говорил, что ЕГЭ по русскому сдал прилично. А с английским вообще у него сложно, ни одной глагольной формы не знает. Но откуда-то неплохой словарный запас, как он сказал, много фильмов  смотрел с субтитрами, память у него хорошая.

Софья в школе любила и математику, и литературу, любовь к классике ей привила бабушка, да и мама-журналист, гуманитарий. А математика…казалось бы, бабушкины «наказания» примерами, когда их нужно было решать, если провинились, должно было вызвать неприязнь у Риты и Софьи к математике, и у Риты так и было. А у Софьи наоборот, в старших классах она участвовала в олимпиадах по математике и информатике, и результат был. Да, «наказывать» внуков диктантами или изложениями по своему любимому русскому языку бабушка никак не могла, а математику она сама в детстве не любила, и считала, что это наказание, если девочки сильно шумят и ругаются друг с другом.

Прошло детство, и нет бабушки, и не вернуться уже туда. Их отец ничего о них не знает шесть лет, и неужели не вспоминает? А что Софья помнит о нем? Почему вот так, ушел он от них, и как будто и не было его никогда? Почему Николай, отец Пашки, совсем другой? Даже сейчас, когда Пашке 18, ему не все равно, поел ли Пашка, во что он одет, не все равно, что приехала мама его девушки, и Пашка ей должен понравиться? А их отец спрашивал дочерей только о том, сделали ли они уроки, и какие оценки в четверти. Наверное, Пашке и сказки в детстве читал папа, а не мама, нужно спросить у него. А мама, наверное, была всегда занята уборкой, стиркой, да мало ли других дел по дому. Она же зациклена  на чистоте. Хотя Паша что-то говорил, что была у него бабушка, а умерла, когда ему было семь…

Так, в раздумьях Софьи, наступила ночь. Спала она хорошо, всю ночь видела хорошие сны. Утром проснулась в хорошем настроении. Сейчас она увидит Павла, он будет рядом на поточной лекции, а потом две пары не вместе.А что они будут делать после третьей пары? Куда пойдут обедать? Пашка, скорее всего, предложит поехать к ним, но это не очень удобно, его отец сейчас чаще всего дома, если не пошел прогуляться или в поликлинику.  А в прошлую пятницу, всего два дня назад…до сих пор так стыдно ей за эту ситуацию.

На лекции, первой паре, Паша выглядел невыспавшимся и не в настроении. Софья ловила его взгляд.  Поговорить в ходе лекции не получалось, нужно было вести конспект. Когда лекция закончилась, Софья спросила:

-Паша, какие планы после занятий?

-В четыре снова нужно сюда вернуться, на инженерную графику, коллоквиум сдать. У препода консультация в это время. С окончания пар до этого времени часа три. Поедем ко мне обедать? Тебе не нужно вечером что-то отрабатывать?

-Сегодня нет, не успею подготовиться. В среду она тоже будет принимать.

-Все успеваешь к зачетной неделе?

-Пока да, но по вышке еще на этой неделе последняя контрольная, и тема сложная. Не знаю, как напишу. А пересечение поверхностей, помнишь, обещал сделать мой вариант? У меня так и не получилось ничего.

-Куриные мозги потому что у тебя! Никакого пространственного воображения. Зачем сюда учиться поступила?

Пашка вроде шутит, но как-то грубо. Ничего, она переведет все в шутку.

-Как зачем? Чтобы тебя встретить.

-Ну супер, чтобы я за двоих все делал, да?

-Ты отказываешься мне помочь? Ладно, схожу на консультацию, препод объяснит, где я неправильно делаю.

-Нет, что ты, помогу, конечно. И тебе, и половине нашей группы.  Вот прямо сегодня, в обед, все тебе начерчу. Только не привыкай, что так всегда будет.

Пашка, как же ты похож на своего отца! Коля тоже старше жены всего на год, но разговаривает с ней, как будто он ее отец.

Прошли еще две пары, английский и история России, семинар, и Софья с Пашей пошли на остановку автобуса, который направляется в спальный район, где живет Павел. На улице прекрасная погода, легкий мороз, воздух довольно свежий, несмотря на то, что весь центр заполнен автомобилями. Они немного уставшие и очень голодные. Софья уже представляет, что если отец Павла дома, как он будет ругать Пашку, за то, что просит бутерброды с чаем или кофе и отказывается от нормального обеда. А если отец ушел куда-нибудь, то Пашка точно схватит что-нибудь из того, что ему есть на обед не разрешают. Эти сцены были для Софьи такими милыми. У Пашки полная семья, его любит не только она, но и родители…Как же ей хотелось знать о нем как можно больше, как он рос, о чем мечтал в детстве, какие детские книги читал и фильмы смотрел.

Отец Павла оказался дома, и все шло именно по тому сценарию, как представляла Софья в автобусе. Они препирались с отцом, отец обзывал сына «олухом царя небесного», который не думает о своем здоровье. И заставил обедать, как положено, еда была свежеприготовленной, видимо, Коля и приготовил обед.

После обеда Софья с Пашей пошли в комнату Павла и открыли методичку с заданиями. Паша посмотрел вариант Софьи, и насмешливо сказал:

-Это один из самых легких вариантов. Мой намного сложнее, и у Андрея тоже. И что здесь можно не понять? Здесь более чем достаточно исходных данных, и все строится по теоремам, которые должны от зубов отскакивать у тебя.

-Паш, расскажи какую-нибудь историю из твоего детства.

-Ты о чем сейчас? Не отвлекайся. Ты на защите задания будешь историю моего детства рассказывать?

-Пашенька, ну пожалуйста. Какое у тебя первое воспоминание детства? Вот, например, у меня такое: бабушка со мной на руках кружится в вальсе, у меня в руке кусок какого-то сладкого пирога, и на столе стоит тарелка с этим нарезанным пирогом. А со старого проигрывателя звучит музыка, и я помню, какая. Это не музыка начала 90-х, когда это происходило, мне, наверное, года 2 было в это время. Это музыка 60-х, Майя Кристалинская, мне потом бабушка сказала имя этой певицы. Но я слова песни ей напомнила, и она удивилась. «Ты глядел на меня, ты искал меня всюду. я бывало, бегу, ото всех твои взгляды храня…»

А у тебя, Паша?

Пашка задумался, помолчал несколько секунд, и вдруг засмеялся.

-Да, есть и у меня воспоминание.История с шапкой. Правда, это, наверное, в старшей  группе детского сада было, лет в пять. Может, в четыре.

-Это веселое воспоминание?

-Грустное.

-Тогда не рассказывай. Вспомни другое, счастливое.

-Это тогда мне было грустно, а сейчас это уже мило и прикольно.

-История не заканчивается тем, что тебя наказали, так как это всегда делали?

-Ты о чем, Софья? Выпороли, что ли? Ты с ума сошла, в четыре года? Мой отец не монстр. В четыре года я командовал всеми, как хотел. А в одиннадцать обнаглел, и только тогда папа показал, кто в доме главный.  Если бы мне сейчас дали такого малолетнего наглеца, я бы всыпал ему один раз так, что второй раз не понадобился бы…Так что, рассказывать?

Софья была неприятно удивлена словами Пашки, но не показала этого. Она кивнула, чтобы он рассказывал.

-Купила мне тогда мама зимнюю шапку из песца, серебристо-белую. Помнишь, наверное, у всех детей были шапки такой формы, они хорошо закрывали уши, но не закрывали лоб. И под эти шапки надевали еще тонкие трикотажные шапочки, такие, с полосками на лбу. А к шапке пришивали резинку, чтобы в уши не надуло, от подбородка через всю голову эта резинка держала. У всех были такие шапки из мутона или кролика, а у меня -из песца. Наверное, из хвостов и лап, но все равно, мне казалось, что это очень круто. Мама принесла ее домой, надела на меня, подвела к зеркалу. И мне показалось, что я Принц. Купила она ее, когда еще тепло было, и я не мог зимы дождаться. А когда надел, пришел в садик такой счастливый…Я даже в садик полюбил ходить. Хотя проблем с садиком и не было, я же там был сыном завхоза. С мамой утром приходил, вечером уходил, в течение дня она забегала пару раз, да и знал, что она рядом.

В общем, не помню сколько проходил я счастливым, но однажды меня почему-то папа забирал вечером. Может, мама попросила его, ей куда-нибудь нужно было, не знаю.  А вещи детей после прогулки на батареях сушились и на дверцах шкафчиков. Варежки, носки, штаны,шапки, куртки — все было влажное после прогулки. Перед тихим часом я точно помнил, что шапка висела на дверце, а когда папа пришел за мной, ее нигде не было.  Воспитатель и нянечка проверили все шкафчики, все батареи, даже в другие группы сходили. Нет шапки. Что тут подумаешь? Только на тех родителей, кто раньше забрал детей. Хотя садик и не охранялся как следует в те годы, мог и чужой проскочить в тихий час.

В общем, шапки нет. Воспитатель извиняется, папа не очень-то расстроен, проблема только в том, как меня вести домой.  Папа бы надел мне свою шапку, но она мне велика. Даже не помню, как решили эту проблему. Помню, что я требовал найти мою шапку, или я никуда не пойду. Увел отец меня со слезами, хотя я не плакса. Родители поняли уже, что она не найдется, и купили мне другую, но уже не такую, а обычную, как у всех. Рыжая какая-то мутоновая была.

Вроде забыл я про свое горе, проходит какое-то время, и вдруг  Игорь из нашей группы приходит в песцовой шапке, точно такой же, но какой-то зеленой, как будто зеленкой красили. И я , как увидел, заорал, что он украл и покрасил мою любимую шапку. Набросился на него, стал бить, а он был крупнее, но не ожидал этого, растерялся, не ответил мне тем же, а заревел. Воспитатель прибежала, мою маму позвали, стали разбираться. И меня заставили просить у него прощения. Но я его обзывал вором еще какое-то время, и не верил, что это другая шапка. Мама объясняла, что нельзя дома мех перекрасить, что это только на фабрике можно сделать.  А готовую шапку и вообще невозможно, красят шкурки животных. Давали потрогать его шапку,убедиться, что краска прочная. Потом поверил, конечно, но с Игорем все равно не дружил. А классе в четвертом встретил его, он меня узнал, а я его сначала нет. Мы с мамами оба были, в детской поликлинике, он руку сломал, а меня за справкой после ОРЗ привели. Говорит, привет, Паша. И в той же шапке он, в детской.

-А ты в чем был?

-Я бы в этом возрасте уже такое бы не надел, даже если бы ее не украли. В шерстяной какой-то был, мама всю школу мне такое покупала, яркое что-то. И куртки покупала всегда теплые и ярких цветов, не черные и не синие. Говорила, что зимой на улицах мало красок. Радовалась, что есть выбор детской одежды, когда Юрка рос и Юля, такого не было.

Софья смеялась до слез над этой историей, особенно над тем, что Пашка представлял себя Принцем. Это было так нетипично для мальчика, по ее мнению. По крайней мере, ее братишка мечтал стрелять, водить танк или еще какую-то технику, несмотря на отсутствие мужского влияния с четырех лет. Любил мультфильмы про супергероев и богатырей, но уж никак не представлял себя никаким Принцем. Неужели когда Павлу  читали разные сказки, в нем отзывался именно образ Принца? 

-Пашка, ты был таким смешным ребенком! По-моему, мальчики не привязываются к тряпкам, а для тебя это было прямо горе. 

-Ты так хорошо знаешь психологию мальчиков? И откуда, интересно? 

-Я же наблюдала за братишкой, Славкой. 

-Славка — это полностью Ярослав? 

-Нет, его зовут Вячеслав. Так зовут Мясникова из «Уральских пельменей», он очень талантливый. Не в его честь, конечно, мои родители назвали брата, Мясникова тогда никто не знал. 

-А я мог быть Ярославом. Мама так хотела меня назвать. Но с отцом разве поспоришь, уступила ему. 

-Тебе больше нравится имя Ярослав? Закончились имена на букву Ю, и начались на букву Я? В этом логика? 

-В именах детей должна быть логика, по-твоему? А почему ты -Софья? Кто тебя назвал так? 

-У нас старшая сестра -Маргарита, и вот когда ей давали имя, были споры, Маргарита или Софья. Отец уступил тогда, но когда второй родилась тоже дочь, уже и вариантов не было. Имя  Софья маме сразу тоже нравилось, она просто уступать не хотела. 

-Русская и советская классика, да? Булгаков и Достоевский. 

-Вообще-то Грибоедов, «Горе от ума».  Героиню Достоевского называли Соней, а не Софьей. 

-Литературу ты знаешь, а вот в начерталке…как-то не очень. Ну что в этом задании сложного? Конус и шар пересекаются.  У меня вот шестигранная призма, да к тому же наклонная, и усеченный конус. Вот как ты делала, объясни мне. 

-Паш, в учебнике есть похожая задача решенная, я делала так же, и в одном моменте у меня линии не так пересеклись, точнее, вообще не  пересеклись. 

-Еще и руки у тебя не  оттуда растут, а не только мозги куриные. Да ты что, не видишь, что это совсем другая задача? Нет, все-таки мозги…Ты третий вид построй сначала, сбоку, у тебя же нет его в исходных данных. Что, не знаешь как? Не  беси меня, Софья! Как конус выглядит сбоку? 

-Но он же повернут. 

-Какое это имеет значение? 

-Паша, почему ты злишься и повышаешь голос? Я к этому не привыкла. 

-А я предупреждал, что со мной не всегда просто…Что-то я действительно…извини, много проблем. Брат, отец..и моя учеба, тоже не все получается. 

-Паш, а что с отцом? 

-До нового года должны прооперировать его. Это даже и не операция в полном смысле, она довольно простая. Но кузнецом он уже не будет работать. Обещают группу, но третью, наверное, это все равно нужно работать.  А что он может еще делать, кроме работы на своем станке? Водить автомобиль еще, но таксистом, даже когда он здоровым был и подрабатывал, попадал в неприятные ситуации. Время, конечно, было другое, сейчас через оператора заказы, и все официально. Тогда часто отказывались платить, и как-то дневную выручку отобрали.  В охранники? Это мне можно, зная, что это временно, пока профессии нет, а ему до пенсии там придется, никакого карьерного роста.  Мы бы сказали ему, хватит, наработался, мы будем тебя кормить, но в 47 лет это очень рано, он не сможет так…

Да, Софья совсем не имела опыта общения с простыми людьми, которые могут только делать тяжелую физическую работу, и потеряв частично здоровье, уже совсем не знают, как жить и на что…Павел, наверное, каждый день думает об этом. Кричал и злился сейчас на нее, но она его прощает. 

Задание Софьи было сделано, и Павел увидел, что ему уже пора на консультацию. Возле здания института они расстались, и Софья пошла домой. День прошел неплохо, что-то сделано к зачетной сессии, вечером есть время подготовиться к контрольной по математике и к начерталке. Софья вспомнила историю из детства Пашки, про  шапку, и улыбнулась. 

Вечером Софья пила чай с пирожками, купленными в кулинарии, когда зазвонил мобильный телефон. Павел радостно сообщил ей, что он удачно сдал теорию по начерталке, осталось сдать пару листов А2, которые у него уже тоже практически сделаны. Но в конце разговора очень серьезно сообщил, что его отца прооперируют уже через неделю. 

И еще один звонок. Мама!  Она сообщила, что доехала до дома нормально, и сегодня уже работала, как обычно, прекрасно выспавшись дома, где была примерно в полночь. Софья сообщила маме о том, что Николая должны прооперировать, и мама, как ей показалось, взволновалась. 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ 

Рубрика: Мое творчество | 2 комментария

Софья. Глава 15

Жарким летом 1988 года семья Ольги и Николая переехала в свою первую квартиру из семейного общежития, трехкомнатную. Дом был далеко не новым, но очень добротным, «сталинка» в 4 этажа, не центр, но и не окраина. В семье росли двое детей, семилетний Юра и дочь Юля, на два года младше.
-Смотри, Оля, как все удачно складывается, Юра идет в первый класс, школа рядом, даже дорогу не нужно переходить. А в садик дочь с собой будешь возить, в тот же, хотя и далековато. Но может быть, найдешь такую же работу в этом районе со временем, а ребенка уж устроишь.
-Да, далековато. С пересадкой ездить. Жалко ребенка. Но ничего, главное, есть у нас теперь квартира. Столько лет мечтали об этом. Трехкомнатная, и хорошо, что не новый дом. В новостройках всегда в первое время грязь, зелени нет, детских площадок. А этот район такой уютный, зеленый. И дома невысокие мне больше нравятся.

Но не знал Николай, что очень скоро эта новая квартира окажется для них маловата, по количеству комнат. Да, в мае Ольга забеременела третьим ребенком! А в июле, когда они переехали, она еще не была у врача, и сомневалась, так ли это, и не торопилась сообщать  Коле. А Коля строил наполеоновские планы, как сделать ремонт после старых жильцов. Можно было жить и так, квартира им досталась вполне чистая  после последнего косметического ремонта. Но Коля строил планы, как поедет в Москву за обоями, линолеумом, вся страна тогда везла все это из Москвы. Обои из стран социалистического содружества, Чехословакии и Венгрии, продавались только в магазинах Москвы, а в городе С. можно было купить только  советские, бумажные, с неказистыми «бабушкиными» рисунками.

А еще нужна новая мебель, и в гостиную, и в две спальни, свою и детскую. и на кухню, и в прихожую. В общежитии у них была комната 12 метров, там стоял диван, который днем складывался, кресло-кровать и детская кроватка, в которой Юля все еще спала. Да еще маленький холодильник, стол-тумба и телевизор, вот и все, что они могли там разместить. Шкаф для одежды был встроенный. Кухня была общая на этаже,  душ и туалет в блоке на 2 семьи. Но закончились эти мучения, а Николаю еще только через год  30 лет, и это огромное счастье для жителя города-миллионника!

И что же поставить в этой квартире? В мебельных магазинах очереди на долгие месяцы на все, и Ольга там уже записана и ходит отмечаться, каждую вторую субботу месяца. Есть очень дорогие гарнитуры, которые можно купить без очереди, но стоят, шутка ли, как половина кооперативной квартиры! Или как автомобиль, популярная в те годы «восьмерка».

Мебель из квартиры родителей, которую после их смерти пришлось освободить, продали по дешевке  разным родственникам. Держать ее было негде, в общежитии не было места, гаража не было, да и нельзя в холодном гараже долго ничего хранить, сырость там… А ведь Олины родители много чего накопили за свою жизнь, семья была очень благополучной. Мама — закройщица женских меховых головных уборов и папа-таксист. Но ушла и квартира, в которую не успели никого прописать, и вся обстановка. Не ожидал никто, что умрут они друг за другом в таком молодом возрасте, даже не выйдя на пенсию. Мать получила кровоизлияние в мозг прямо на своем рабочем месте, за раскройным столом, а отец через полгода, летом, на приусадебном участке, шел попить воды к привезенной фляге, в сорокаградусную жару, да не дошел. Обширный инфаркт и мгновенная смерть…Тяжелым был прошлый год для Ольги с Колей.

Но этот год должен быть удачным, после черной полосы всегда наступает белая. Что-то его молодая жена в последнее время немного нервная, вчера довела детей до слез. Коля не позволяет грубости по отношению к детям, всегда одергивает жену, если она повышает на них голос. Ольга не понимает, как детям это обидно, потому что сама росла в любви, а у Коли все было по-другому…И он знал, что сделает все, что от него зависит, чтобы детям нечем было его упрекнуть за детство.

Так вот, Ольга вчера не могла завести вечером детей с улицы, и сорвала прут, и замахнулась на детей, но ударила по своей руке. Дети испугались и плакали, а Коля очень рассердился на жену. Он сначала подумал, что она ударила детей, и кричал, что в следующий раз он так же проучит ее, ведь она не знает, как это больно. Ольга показала след удара на своей руке и сказала, чтобы он спросил у детей, если ей не верит. Дети уже успокоились и подтвердили, что их не били. Вроде помирились, но настроение было испорчено, и потом Коля молча смотрел телевизор, а Оля мыла посуду. В квартире царил беспорядок после переезда, все вещи были сложены в коробки. Вся мебель, которая у них была, поместилась в одной комнате, только стол-тумбу отнесли на кухню, другого стола не было. И спали они по-прежнему на разложенном диване, а дети рядом, на кресле-кровати Юра и в детской кроватке Юля.

Коля с нежностью осмотрел жилье, которое у них теперь есть, и подумал , что давно они с женой не любили друг друга. В этой новой квартире еще ни разу. А ведь детей можно и переселить, места достаточно. Зачем спать всем вместе? Юля будет плакать без мамы рядом? Да не должна, она умная девочка и спокойная, никто их детей никогда ничем не пугал…

И вот они одни, и Коля хочет обнять жену, но она почему-то отталкивает его. Неужели так обиделась за вчерашнее?

-Оля, в чем дело? Выяснили же все, почему ты меня отталкиваешь?

-Коля, дело не в обиде. Мне нельзя сейчас.

-Оль, что, первый год что ли живем? Я подготовился, все есть, для безопасности.

-Коля, мне еще месяца полтора вообще нельзя. Даже по-безопасному. Помнишь, перед переездом, думали, что я съела что-то несвежее? Еще не знали, на что подумать.

-Помню.

-Так вот, это было не от еды. И прошло тогда, как будто ничего не было. А потом снова повторилось, утром, в автобусе, уже несколько раз. Сын у нас будет еще один, Коль. Мне медсестра в садике как-то посчитала, что будет мальчик. И примерно на 23 февраля. Ярославом назовем. Нравится тебе имя?

Коля помолчал, Эта тишина очень напрягала Олю. Что же он, не хочет третьего ребенка?  Пусть только попробует сказать «нет»! Она так обидится на него, что на развод подаст! А с другой стороны, ведь только стало легче, стали спать по ночам, и она работает без больничных с детьми. Жить стало интереснее, начали выходить всей семьей за пределы дома. И куда она денется, если Коля скажет, нет, не будет третьего ребенка, избавляйся? Легко сказать, подаст на развод, а если он согласится и уйдет? Ведь это она сейчас думает, что развод напугает его, но он сильный, справится. А ей с детьми  каково будет?

-Нет, Оля, не будет у нас Ярослава.

Наконец-то ответил Коля, и дальше молчит. А сам в темноте улыбается, но Ольга не видит его выражения лица. Всхлипнула жалобно жена.

-Потому что нашего сына будут звать Павлом. Пашкой. Любимая моя, как же я хочу уже взять его на руки и сказать : «Пашка, сынок».

Коля, как же любит тебя жена за эти слова. И конечно, будет Пашка, а не Ярослав, как ты сказал. Коля снова пытается обнять жену, но она снова отстраняется:

-Коля, нельзя сейчас. 12 недель большая угроза выкидыша.

-Оля, а что же в прошлые беременности ты мне такого не говорила?

-Я и не знала, в первый раз я и к врачу пошла вроде уже позже 12 недель, и тогда врач ничего не сказал, потому что уже было неопасно. А во вторую беременность как-то выкидыша не боялась, был ведь уже ребенок, и сами молодые совсем. А сейчас думаю, не дай бог потерять. Уже не то здоровье, скоро 30 лет.

-Скажешь тоже, 30 лет тебе еще через 2 года. Кто-то первого рожает в 30, третьего же проще, наверное.

-Коля, я не хочу рисковать.

-А мне что делать полтора месяца?

-А что другие мужики в такое время делают?

-Вот нужно спросить на заводе у мужиков, кто что делал. Хотя я знаю, что большинство ответят. Не догадываешься?

-Вот только не на своем заводе. Ваши, заводские, понятно, что с любовницами, наверное…

-Да уж, наши кузнецы — это мечта женщин что ли? У каждого и жена, и любовница? Ну могу у своего родного папы спросить. Твоего-то нет уже, как и отчима моего.  Хотя мой на север сбежал, когда мне два года было, и мать   что-то поперек ему сказала. Ему 20 лет было, а матери 30, Мне более не понятно, почему они сошлись, а не почему не жили.

Да, родной отец Коли был совсем молод тогда, но не знал Коля, что его отцу жить оставалось недолго. Не доживет он и до 50, умрет почти мгновенно от разрыва сосуда в брюшной полости. А отчим, который не любил его, умер раньше, мать несколько лет уже жила одна, но Коля все держал на нее обиду за побои в детстве.

Один раз он только понял, что мать его любит…Строили они тогда гараж, семья была небедной, и у отчима был мотоцикл. Грузовик привез и вывалил песчано-гравийную смесь, в такое место, что это как будто бы мешало соседним гаражам, и отчим заставил Колю в 11-летнем возрасте ведрами перетаскать все в другое место.  А на следующий день — обратно на старое место. Когда мать спросила отчима, зачем он заставил ребенка делать тяжелую и бесполезную работу, отчим ответил : «Надо же его за что-то кормить» .И тогда мать покрыла отчима таким отборным матом, какого Коля не слышал даже от пьяных мужиков, играющих в домино за столиком  во дворе…И Коля обрадовался, ведь у него очень болели и ладони, и плечи, и спина от тяжести, а ноги от множества пройденных метров с ведрами, от того что  он насыпал по полведра, и носил в два раза дольше, чем взрослый. А по правилам охраны труда, и такой вес был для его возраста чрезмерным.

Коля отвлекся от детских воспоминаний. Он простил отчима, когда тот умер, и понял даже, что неплохим мужиком тот был. Не обижал его мать, выпивал редко, работал на том же заводе, куда после ПТУ пришел Николай, только не в кузнечном цехе, а в гальваническом, там полегче. А не жалел чужого ребенка, да  и ревновал его мать к ребенку — так это от слабости, от каких-то комплексов. Был он, как и его мать, детдомовским, со сломанным войной детством. Не заставил его мать родить еще ребенка от него, потому что не понимал, что такое семья. Мать-то отчима точно любила, а он позволял себя любить.

Но у них с Ольгой все по-другому, и скоро будет третий ребенок. Не важно, мальчик или девочка.

-Оля, ты детей только не бей никогда, не нужно. Понимаю, что трудно с ними, но вот все, что угодно, зубами скрипи, а запомни — бить нельзя. Это не забывается. Я-то знаю.

-Коля, все еще обижаешься на мать? Прошло столько лет, нужно помириться с ней. Было ведь что-то хорошее, наверное?

-Да она и порола меня не сильно, но обидно то, что не спрашивала у меня, как все было, а отчиму верила. а он наговаривал на меня. Мать  хозяйкой была хорошей, быстрая такая, шустрая, все бегом. Чистота у нее всегда была, и по магазинам успевала, на рынок, и кормила нас хорошо. Получал-то отчим неплохо, да и мать на швейной фабрике работала. Но вот как-то наш класс собрался в Ленинград на каникулы, не все могли поехать, 90 рублей нужно было , на пять дней вроде. И я даже просить денег у них не стал, думал, что не дадут. Половина класса поехала, а не поехали в основном те, кто из неполных семей или многодетных. И я, хотя одет был всегда нормально, учительница наша не ожидала, что я откажусь. Потом встретила мать в магазине и говорит, что же вы Коле денег не дали. А мать и не знала ничего, я не просил. Мать приходит и говорит, «что же ты, негодяй, на нас наговариваешь. что не дали тебе денег на поездку? Где ремень?»  А я заплакал и сказал, что я просто побоялся попросить, что деньги это большие очень, и сам считал, что не достоин…Матери  жалко меня стало, говорит, почему это ты не достоин? Чем ты хуже других? И после этого не била ни разу. Мне 14 лет было.

А когда я с тобой, Оля, познакомился, мама гордилась, что ее Коля нашел такую завидную невесту. Единственная дочь таксиста и закройщицы, красавица, скромная, да еще и хозяйственная.

-Коля, ты в первый раз ее мамой назвал, за все время, что мы вместе. Всегда говорил «мать»,  когда про нее рассказывал.

-Да я и обращался к ней давно именно так, «мать».

-А отчима как называл?

-Папой, она заставляла.

-А родного отца?

-Что ты мучаешь меня…Скажешь, двух пап не бывает, да?

-Прости, Коля.

-Да ладно. Родного я видел два раза в год. И не помню, называл ли, и как.

-А сейчас что мешает с ним общаться?

-Так он по-прежнему женат на второй жене.

-Но ты же живешь не со своей мамой, это туда ему нельзя было ходить, жена ревновала. А к нам и в общежитие было можно, а сейчас у нас квартира своя. И на свадьбе нашей он не был, и с внуками родными не общается. Не хочет что ли?

-На свадьбу денег он дал. А потом мы же без телефона жили, вот и не было связи с ним. Видел за восемь лет раза три его. У него дочери две уже взрослые и внуки есть, наверное. 

Мать Коли, Анна,  после свадьбы сына была у них и видела внуков всего два раза. В день похорон матери Ольги, и через полгода на похоронах отца Ольги…Тогда Коля сообщил ей о смерти тещи, и сказал, что она, если хочет, пусть попрощается, но на кладбище не ездит, а посмотрит за внуками, их туда брать не нужно, а оставить одних дома нельзя. В садик их в этот день не отвели. И в день похорон тестя все повторилось. Детей предупредил, чтобы слушались бабушку, а то она строгая…Оставалась Анна с детишками в их комнате в общежитии. 

Когда вернулись Коля с Ольгой, сказала, что дети у них что-то слишком тихие и мало едят. А Оле сказала, когда Коля не слышал: «Спасибо тебе, Оленька, Колька мой чистый такой ходит, как инженер какой-нибудь. И не такой худой, как пришел из армии. » После армии прошло тогда уже немало времени, но матери в ее возрасте казалось, что это было вчера. 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ 

Рубрика: Мое творчество | 3 комментария

Софья. Глава 14

Софью утром в воскресенье разбудил звонок на мобильный, и на экране высветилось имя «Саша».

«Давно же ты не появлялся в моей жизни. «- с досадой подумала Софья. После расставания в тот день, когда отец Павла попал в кардиологию, и когда Саша рассказал о своем прошлом, гибели родителей, они не общались, хотя и видели друг друга в институте, приветливо здоровались.

-Привет, Софьюшка. Сорока на хвосте мне принесла новость, что у вас с Пашкой все настолько серьезно, что уже ваши родители познакомились.

-Привет, Саша. Да, и что?

-Рад за вас.

-Спасибо. Мама сейчас у меня, спит еще. Саш, я так волновалась, но вроде нормально все прошло. Хотя Пашка косячил немного.

-Софья, не пара он тебе. Не потому, что он плохой, он может умилять, может, кому-то он идеально подойдет. Но не тебе.

-Ты разбудил меня в воскресенье в 7,30, для того, чтобы сказать мне это?

-Конечно,  не телефонный это разговор. Но не заигрывайся, прошу тебя. Потом будет обидно и больно, за потерянное время. Софья ,любят парней не из жалости. Это парню очень обидно, и этого не прощают. Он же не котенок или хомячок. Мне странно, как он до сих пор этого не понял.

-Саш, давай не будем. Еще что-то есть у тебя, на другие темы?

-Извини, если тебе было неприятно. Но я из добрых побуждений.

-А ты знаешь такое выражение, о том, чем вымощена  дорога в ад?

-Да, знаю. Пока, Софья.

Все настроение с утра испортил, придурок!

Мама проснулась и сразу встала, а Софья лежала в постели.

-Софьюшка, какие планы на сегодня? Я уезжаю дневным поездом, чтобы ночевать дома. Завтра же на работу, и не хочется с поезда сразу туда, выспаться хочу в своей постели. Хотя столько времени в дороге терять, конечно, жалко. Ночным поездом проще, уснула, сев в поезд, и проснулась на месте.

-Мам, я не ожидала, что ты уедешь днем. Это во сколько же?

-В четыре.

-Не люблю провожать кого-то. Всегда так грустно.

-Сама приезжай иногда, у тебя же суббота чаще всего свободна. Или сейчас уже скоро сессия?

-Да я деньги экономила, поэтому ни разу не приехала. Уже заканчивается ноябрь, это три месяца я здесь…И столько всего произошло.

-Да, ты стала взрослой. Софьюшка, я очень тебя люблю и очень скучаю. Неужели ты теперь уже всегда будешь только на несколько дней приезжать ко мне?

-Мам, мне тоже иногда бывает трудно одной, без тебя, без Риты и Славки.  Когда я болею даже всего лишь ОРЗ, и нет сил заботиться о себе. Каждому человеку нужна семья. Вот как бабушка жила столько лет одна, только на лето брала нас к себе? А зимой, осенью и весной одна, это же сколько лет? Больше 25, если с твоего первого курса считать, как ты уехала?

-Да. Были у нее в этом поселке родственники, сестра. Но у нее своя семья. И бабушка долго не увольнялась с работы, были ученики, коллеги. Но ее лучшая подруга, моя свекровь, жила в нашем городе. Правда, давно ее не стало уже.

-А у Пашки все в этом городе. Никто никуда не уезжал никогда. Учеба в вузе здесь, родители родились и выросли здесь. Брат и отец только в армию сходили, тогда на 2 года призывали…Повезло ему.  Может, они станут моей семьей? Его мать, она такая была в этот раз в ресторане…хотелось к ней прижаться, она, наверное, мягкая. Ты не ревнуй, мам.

Софья смеялась, и вдруг ее глаза увлажнились. И она упала маме на грудь

-Софья, детка, не нужно плакать. Все у нас хорошо.

-Я отношусь к его семье со всей душой, но иногда у меня мысли, что они меня не любят и не полюбят.

-Софья, не нужно ожидать от них слишком многого. Не бывает второй мамы и второго папы. Если и бывает, то это исключение, подтверждающее правило. Моя свекровь была лучшей подругой моей матери, но второй мамой она мне не была, да я на это и не рассчитывала. Но ничего плохого между нами тоже не было. А это бывает нередко. И потом, Софья, какое бы умиление они ни вызывали у тебя сейчас, немало странного в том, что ты мне рассказала. Вот такое общение с взрослым парнем, когда на него все время кричат родители, а если что, то отец и бьет -это разве нормально? Вот представь себе, что я застала бы вас в постели, что бы ты чувствовала?

-Стыд, наверное.

-Но ведь не страх? Чувствуешь разницу? А Павел реально испугался, если я правильно поняла. И страх  за то, что нарушил какие-то правила этого дома, не спросив, можно или нельзя. Он испугался, что его могут ударить за это проводом, при  тебе. Я бы точно не стала учинять допрос («а чем это вы занимались, почему не одеты, почему постель разобрана?»), а сама бы смутилась, что появилась так не вовремя.

Софья не думала об этом, что бы было, если бы это произошло у нее дома. Но у нее ведь еще вчера был страх, как рассказать маме об отношениях с Павлом. Она сама считала себя маленькой девочкой, которая совершила что-то запретное. У нее с мамой не было разговоров о том, что позволять можно, а что нельзя, потому что в школе у Софьи не было ни с кем из парней вообще ничего. Как бы ни странно это звучало, ее не решались пригласить на свидание или в кино одноклассники. Потому что она- королева. Одета далеко не лучше всех, были девушки и красивее, почти все были выше ростом, несколько девочек имели модельную внешность, но только Софья вызывала у одноклассников комплекс неполноценности. Когда в институте все стало по-другому, и Пашка так решительно себя повел, объяснившись с ней через 3 дня, Софья подумала, что он — необыкновенный, тот самый Принц, посланный ей свыше. Смешно, Принц — сын кузнеца и завхоза в детском саду.

Размышления Софьи прервал звонок в дверь. На пороге Павел, но почему не позвонил, а сразу приехал?

-Привет, Софочка. У нас дома такое творится….Можно войти?

-Что случилось, Пашенька?

Александра тоже вышла в прихожую из комнаты. Пашка, видимо, бежал, дышит как-то тяжело и часто.

-Да брат устроил нам всем, Казанова хренов. Ой, извините, что выражаюсь.

-Паша, доброе утро. Проходи в гостиную. Что такое натворил Юра?

-Девчонка какая-то деревенская говорит, что беременна от него, отца прислала к нам, а Юрка от всего отказывается, говорит, ничего не было, и если она беременна, то точно не от него. И он ведь не лгун по природе, и не такой, кто не отвечает за свои поступки. Я ему верю, и папа верит, а мама нет. Говорит, женись, и все. Жалко ей мужика этого деревенского, у него пять дочерей. Потом, говорит мама, если окажется, что ребенок не наш, разведетесь. А отец говорит, совсем из ума выжила что ли, если ребенок рожден в браке, Юрка отцом автоматически запишется. Тогда мама сказала, пусть без ЗАГСа  живут пока, но беременной нужен покой и забота, и кормить ее нужно хорошо. Они же в деревне голодные все сидят, наверное.

-Вот ничего себе, откуда она нарисовалась? Юра хотя бы знает ее?

-В том-то и дело, что знает, и в постели с ней был, но он предохранялся. А она провоцировала его на то, чтобы залететь. Он отказался, сказал, что у него другие планы на ближайшее время, не дети и не семья. Мне родителей жалко, они же простые, для них дети — это святое. Их развести  на этом — раз плюнуть. А Юра сказал, эта Оксана прохиндейка та еще. Он же красавчик, работает, зарабатывает неплохо. Правда, отец его с машиной динамит уже столько лет, сколько он после армии. Обещал купить, как только из армии придет, а потом сказал, хочу сам на иномарке поездить, а то что я, как лох, на «девяносто девятой».  Вот купил, год назад, япошку. И не дает ему, ты, говорит, молодой, покупай сам в кредит, работаешь же. Да это я отвлекся…Короче, я верю, что она от другого залетела, если вообще беременна.

Все это было так неожиданно и некстати…Софья и ее мама были расстроены, такие проблемы в семье Павла и его родителей. Жалко его брата, что ни говори, хотя эту девушку они не видели и не знают, что там на самом деле. Но уже то, что из деревни и настолько бедной семьи, что есть нечего…Александра выросла не в роскоши, но в достатке, единственная дочь у разведенной матери, учительницы. А мать ее, Ксения, впрягалась в работу по-полной, дома ее видела дочь мало. Сама она бюджетный журналист в провинции, разведенная,  с тремя детьми, но голода они не знали. Александра даже испытывала чувство вины перед детьми, что не все может им купить, что хочется, из одежды, обуви. За то, что дети не отдыхали в Турции и Египте, как их ровесники. А это что за семья, пять дочерей и есть нечего?  Коля и Оля у Александры вызвали уважение, еще и тем, что работали всю жизнь много и тяжело, особенно Коля. Александра еще многого не знала, того, что Коля  и таксовал  на старой «девяносто девятой», когда  завод  работал три дня в неделю, и то, что Ольга с дальней родственницей  как-то взялись шить постельные комплекты   и сами продавали их на рынке. И все у них получилось. И дача что-то давала, конечно же.

В общем, Александра была уверена, что это явно неблагополучная семья, и сочувствовала Ольге и Николаю, что им с такими придется породниться.

-А отец ее наглый такой, сидит и хвалит нашу квартиру, ремонт, и сразу намекает, а пропишете мою дочь? А наш папа и говорит,» сколько у тебя, говоришь, дочерей? Пять?» Тот отвечает, да. Папа спрашивает, а сыновей сколько? Тот мужик говорит, ни одного. А папа говорит, «а у меня два, и ни одного лишнего. Не для таких, как ты, растили. А если Юрка натворил таких дел, то жить будет с семьей не здесь, а пусть берут ипотеку и оба работают  и платят за нее.»

Вот так нарушились все планы Софьи, показать маме город, те места, которые она уже успела полюбить. У Павла неприятности, точнее, у его семьи, и нужно проявить сочувствие и понимание.

Они втроем пили кофе, и Александра почувствовала, что ей совсем недолго находиться рядом с дочерью, а потом они снова могут не видеться около двух месяцев, и стало грустно. Но нельзя показывать свое грустное настроение Софье, ведь ей еще труднее, у нее вообще никого из близких здесь нет. Или есть Павел? Какое  впечатление осталось о нем за два дня?

Да, он совсем ребенок, который пыжится и хочет казаться взрослым, независимым, дерзким. А что он может в реальности? Вот пойдет его отец на группу инвалидности, сколько там получает его мать, в детском садике? Может, рассчитывали они на Юру, но он только проблемы им принес. Павел, возможно, скоро станет главным мужчиной, опорой для мамы, да и для отца. В таких патриархальных семьях так принято. Павел еще этого не понимает, что жизнь его скоро изменится…

Александра не знала, насколько Пашка «сам по себе», не командный игрок, и думала о нем так, и жалела его. Думала, не надорвался бы он от такой непосильной нагрузки. Но Паша в реальности был совсем другим, и дома он поставил себя так, что помощи у него никто и не стал бы просить. Отец наказывал его за «неуважение», дерзость, «умничание», мать ругала за неаккуратность и за то, что плохо ест. И научили этим чему-то: мыть посуду, вытирать пыль, соблюдать гигиену и стараться хорошо выглядеть, молчать и слушать отца, когда он делает замечания, и все исправлять. Но если Пашка хитрил, чтобы не делать то, что не нравится, но при этом не грубил и не доказывал, что самый умный, то это воспринималось как норма. Он еще маленький, впереди длинная жизнь, не надорвался бы раньше времени. Мама в восемь лет забрала его из секции хоккея, потому что это могло быть опасным, да и тренер, со слов других родителей, допускал рукоприкладство.

-Может быть, все еще нормально закончится, пусть Юра поговорит с ней…

Это сказала Софья.

-О чем? На аборт уговорит что ли?

-Если он уверен, что он ни при чем. Пусть спросит, какой точно срок, и мог ли это быть он, даже теоретически.

-Да этот Казанова сам запутался, какого числа он с кем…Разве он вспомнит с точностью до дня? Прошло месяца два.

Софья вспомнила слова Николая про старшего сына, «Казанова местный», так он назвал Юру в тот день, когда Софья в первый раз была у них дома. Почему же такой строгий отец знал, и разрешал ему так себя вести? Софья знала уже от Павла, что отец воспитывал двух сыновей по-разному, но потому, что Юрий был послушным, а Павел дерзким и вредным. Наверное, такое поведение Юры с девушками Коля считал допустимым. Софья вспомнила, как Коля сразу в ней, Софье, увидел девушку Павла всерьез и надолго, как намекнул, что готов «удочерить» ее, и скоро она должна будет называть его папой. А ведь он совсем ее не знал. Как у них, таких простых людей, все просто. Зашла девушка в гости на чай, перед кино — уже невеста. А позавчера застали в постели -вчера знакомство с ее мамой в ресторане.

Насилие какое-то над ее личностью. Может, так сильно им хочется внуков, а старший сын не давал надежды на это, а дочь два года не может забеременеть, и все дело в этом? Но у нее ведь никто ни разу не спросил, нужно ли это ей сейчас. А вот и есть у них теперь беременная невеста другого сына, может, от нее отстанут…Она не автомат для вынашивания детей, особенно в таком молодом возрасте. Да и вообще, вот есть у Софьи десятилетний братишка, Славка, и Софья прекрасно помнит его капризы, болезни, непослушание, лет с четырех, как не стало у них отца. Только бабушка и справлялась с ним, даже не повышая голоса, он ее и любил очень. Софья же совсем его не выдерживала, и он ни во что ее не ставил, как и Риту. Не дано ей и сестре воспитание детей. Иногда Софье хотелось, чтобы мама взяла ремень и отхлестала Славку, один раз, как было с ней и Ритой. Возможно, во второй раз и не пришлось бы, они же  с сестрой тогда все поняли. Но мама изменила свой взгляд на насилие с тех пор и не допускала его даже теоретически.  Софья не знала, как бабушка «зачморила» маму за эпизод с наказанием именно ее, Софьи….Про то, что такое было и с Ритой, бабушка не знала.

И тогда у Софьи появились странные мысли. Она снова подумала о том, что родители Павла — идеальны. Да, чем проще отношения, тем правильнее. Вот такой отец, как Коля, нужен ее братишке. А с Павлом неправильным был только последний эпизод, с побоями по голове и лицу, но ведь Коля и заплатил за это дорого, предынфарктным состоянием. А Паша, неужели последствия все же остались? Что он вчера сказал про внутричерепное давление? Но то, как отец воспитывал его с пятого класса, это всего лишь мужское воспитание, и оно не во вред, а на пользу. Софья читала об отношениях «жертва -тиран», но какой тиран из Николая? Да и по отношению к Софье, намеки на беременность, «залет», ничего в этом нет плохого. Если все по любви, а не как у брата Павла, который не хочет жениться. В окружении родителей Павла считают, что чем моложе невеста, тем здоровее, и отношения полов нужны для того, чтобы продолжить род, нечего баловаться и искать разнообразие. Встретил девушку, которую видишь матерью своих детей, хозяйкой в своем доме  -веди в ЗАГС  и (или) под венец. Куй железо, пока горячо! Это же род кузнецов.

Да, разные у них семьи, и маме не очень понравились возможные будущие родственники, хотя она и тактично не говорит об этом. В семье Павла они просто друг друга любят, и привязаны друг к другу, что бы ни произошло.  В таких семьях не отказываются ни от пьющего, ни от бьющего, особенно если это не видно посторонним. Должна быть полная семья, а детей нужно женить и выдавать замуж, даже если они не хотят, да и не нужно спрашивать про их желание.

Софья, хотя и запретила себе думать о том наказании, которое она получила в 12 лет, все же несколько раз прокручивала эту ситуацию в голове. Самое ужасное, что у ребенка в семье, где его наказывают вот так, нет выбора, или почти нет. У женщины, которую бьет муж, выбор есть. Она может пойти в полицию, в травмпункт, просто убежать в другой город, прислав в суд оттуда заявление на развод, и все…он уже не имеет права ее вернуть. Опустим здесь все сложности такого положения взрослой женщины, они есть, но ситуация не безвыходная. А дети беспомощны и бесправны в такой ситуации. И поэтому Софья все-таки очень глубоко в душе осуждала маму, все эти годы. А сейчас поняла ее. Сравнила с отцом Павла, прекрасный человек он, мужчина -мечта многих женщин. И ее маме он понравился как мужчина, Софья это видела.

Александра тоже не могла не думать о Коле. У нее не было женского счастья, что скрывать.  Была видимость этого в течение 15 лет брака. Почему Коля так смотрел на нее, с таким интересом? Он что, бабник?  Вот посмотреть бы на него в молодости, в то время, когда он женился на Ольге…Понравился бы ей тогда заводской парень после ПТУ?  Ей, студентке журфака…А почему бы и нет? Если он и тогда был таким же, видным и неглупым, и совсем без лжи и хитрости. Настоящим. Бывают такие, вроде неуч и не читал много, а откуда-то и юмор, и говорить умеет складно.

Павел прервал размышления Софьи и Александры.

-Я, наверное, помешал вам, появившись без звонка. У вас были какие-то планы…

-Все нормально, Паша. Ты обратился к близким людям, когда в вашей семье появились проблемы.

Это сказала Софья.

Александра поддержала дочь:

-Паша, даже не переживай из-за этого. Жаль, что мало чем можем помочь в такой ситуации. А как твой отец это воспринял, у него же проблемы со здоровьем?

-Сначала переволновался, потому что подумал, что этот мужик меня имеет в виду, когда сказал, моя дочь с вашим сыном….А потом, когда понял, что у него к Юре претензии, уже поспокойнее стал.

Паша тоже заметил вчера в ресторане, что между Александрой и его отцом возникла симпатия, проскочила искра. И сейчас она спросила про Колю. Неспроста это. Да и Пашке мама Софьи очень понравилась. Будь она замужем, никакого беспокойства бы ни возникло. Почему вот так, хотел отец, как лучше, а получилось… Познакомились семьями, а теперь причины волноваться его маме? Нет, отцу не до этого, он же на операцию идет, ждет очереди. Да и Александра уедет сегодня, и когда они в следующий раз увидятся.

-Паша, у тебя замечательные родители, и брат, я думаю, хороший парень. Мне моя мать всегда говорила, сначала ЗАГС, потом постель. А ведь что-то было в этом правильное. Я вот дочерям не говорила такого, думала, что мои же ровесники меня засмеют за такое. В кино, на телевидении, в прессе идет реклама совсем другого поведения. И большинство повелись на нее. Все случаи индивидуальны, я по своей журналистской работе встречала и случаи, когда девушки беременели в 9 классе и счастливо выходили замуж, а потом жили много лет, растили детей. Но это исключение. Вот расскажу такой случай. женщине сейчас 33 года, и у нее 3 дочери. Им 17, 15 и 6 лет. Муж на 5 лет старше ее. Женщина работает в нашем городе, она прекрасная вышивальщица в ателье. Муж ее чем-то похож на твоего папу, Паша. И зовут его тоже Николаем. Такой же крупный, и с виду жесткий. Он этой Валентине, так зовут жену, как отец всю жизнь. Забрал ее из семьи пьющих родителей и привел к себе домой, как только пришел из армии. И чтобы разрешили пожениться, она забеременела, в 15 лет.  Не было там большой любви, она в нем спасение увидела, от голода и пьяных скандалов. Но уже через год она его любила…И она очень счастливая женщина, окончила училище швейное уже с ребенком, руки у нее оказались золотые. Хозяйству свекровь ее научила, ведь в пьющей семье она не видела порядка, чистоты.

Пашка понял, что эта ситуация похожа на Юру с Оксаной. Что там за Оксана, посмотреть бы. Ну уж нет, Юра — не мать Тереза. Не поступит он так, как тот Николай. Да и Александра ничего не говорит, а счастлив ли он. Сказала, что она счастлива, а может, он  — нет? Какой же выход для Юры? Ничего хорошего не получается, влип его брат…

Пашка набрал номер брата, захотелось узнать, как он. Не наделал бы глупостей. Может, придет ему в голову сбежать от ситуации куда-нибудь.

-Да, Пашка? Что случилось?

Но голос Юры не тревожный, а веселый. Выпил, что ли?

-Хотел узнать, как ты. Что делать собираешься? Помни, мы тебя любим, что бы ни случилось. Но родителей не расстраивай, очень прошу.

-А ничего я не буду делать, ждать семь месяцев или сколько там до родов. Потом генетическую экспертизу сделаю. И пошлю всех далеко, потому что я уверен в результате. А до этого буду жить, как жил. Работать, зарабатывать деньги, а в свободное время получать удовольствия от жизни. Сейчас у меня на коленях две девушки. Алина, Марина, скажите ему, что мне не до него!

Послышался женский смех, а потом ; «А твой брат тоже красавчик? Пусть приезжает к нам, будет веселее!. » И слова Юры не в трубку, а девушкам: «Он малолетка и папин-мамин сынок. Папа его до сих пор ремнем воспитывает».

Пашка был не обидчив, как читатели уже знают. И что там про него брат сказал каким-то проституткам, и что они подумают про него, Павлу было все равно. И он понял боль брата, что он не подлец, а просто считает, что родители хотят разрушить его жизнь. Ладно, хотя бы такое решение принял, а не бежать куда-то или что еще похуже…

Софья и Александра вопросительно смотрели на Пашу, что там с Юрой, им тоже было интересно.

-В загул пошел брат, кажется. И что делать?

Александра сказала:

-Паша, как же тяжело сейчас твоей маме. Одни мужчины вокруг, и все с характером.

-А мне легко, думаете? Я вот ей проблем не добавляю хотя бы, два дня уже.

Пашка засмеялся, и остальные тоже. Софья сказала:

-Да, адреналин тогда был, когда она нас застала. Ты, Пашка, молодец, «мамочка, я так тебя люблю. И я так есть хочу! «

-Ой, Паша, ты так разрядил обстановку? Как же ты хорошо знаешь маму, что если ребенок, который ест плохо, попросил есть, это же такое счастье! У меня сынок тоже плохо ест. А дочери не такие, но удивляюсь, как при этом они такие хрустальные статуэточки. И чипсы покупают, и поп корн, и в «Макдональдс» любили ходить.

-Сыну отец нужен, Александра. Не в упрек тебе говорю, но это так. У меня друзья без отцов росли, Андрей с 11 лет, он успел от отца что-то получить к этому возрасту. а вот Антошка, другой друг, лет с трех, наверное. Неглупый парень и с характером, но ведет себя часто неправильно. Хотя что я говорю, вот мой брат, вырос с отцом, и что? Сломался при первой трудности. Девушка его когда-то не дождалась и армии, и с того времени он не позволяет любить его.

-Паша, ты довольно взрослый парень для 18 лет, по своим суждениям. Я очень рада, что познакомилась с тобой.  И я тебя уже успела полюбить, почти как сына. Ты похож на отца, что бы кто ни говорил. В вас обоих нет лжи.

Да, Александра по-прежнему ненавидела ложь. Поэтому за 6 лет после развода у нее ни разу не получилось ничего хорошего с другими мужчинами. Ведь прятать его от детей — это ложь детям. А привести домой и представить, что это ее мужчина -большинству ее друзей это было не нужно, а если были такие, кто этого хотел, то это, наоборот, вызывало опасение у нее…Все сложно у разведенных женщин с детьми.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ 

 

Рубрика: Мое творчество | 3 комментария

Софья. Глава 13

Сейчас, оставив героев в непонятной ситуации в 2007 году, перенесемся в прошлое, во время, когда Пашке 13 лет, и когда у него случился первый поцелуй, за который пострадало его лицо. А отец Пашки решил тогда разобраться, почему девочка поступила так жестоко.

Николай знал, кто такая Алиса, это та самая девочка, на два года старше Пашки, о которой Паша рассказал ему почти два года назад, второгодница и тупица, в которую мать пощечинами пытается втолкнуть знания средней школы.  Жила она в том же подъезде, на два этажа ниже, и их семейные разборки Николаю были не слышны. Пашка же об этом знал от Андрея, который жил как раз над ними, в двухкомнатной квартире, и ему все это прекрасно было слышно, несколько раз в неделю. Андрей над этим смеялся, а Пашке стало ее жалко, ведь он впервые узнал об этом, когда отец его еще не начал наказывать   ремнем. Пашка тогда, в пятом классе, учился неплохо, но отцу уже начал грубить, и заслуживал наказания, но Николай тогда еще терпел. И Пашка не представлял, как взрослый, тот, кто сильнее, может обижать ребенка.  Антон, третий их друг детства, сосед по дому со времен детского сада и до девятого класса, был родным братом Алисы. Антон учился лучше Пашки и Андрея, не потому что был способнее или старательнее, а имел какую-то непонятную в таком возрасте хватку, к тому же был  хитрым и все делал быстро.

Соседка Анжела, их мать, не обижала Антона, в нем видела опору в старости и не могла на него нарадоваться. Антон не сочувствовал Алисе и считал, что она сама виновата, хотя нельзя сказать, что они жили недружно и не любили друг друга.  Антошка любил сестру, но не понимал, почему наказания матери на нее не действуют, все повторяется изо дня в день. Вечером у нее не начаты даже уроки, хотя бы те, которые она и могла  бы сделать сама. Приходит из школы и смотрит телевизор, переключая каналы, лежит на диване, или болтает по полчаса по телефону с подругами, которых видела пару часов назад в школе, но не об учебе, а о косметике, нарядах и мальчиках из старших классов, которые и не обращают на нее внимания. Иногда встретится с этими подругами в торговом центре или в парке.

Вечером приходит мать, и видит, что дочь снова получила в школе двойки, а придя из школы, бездельничала весь день, даже не поела то, что было приготовлено на обед, а вместо этого съела все сосиски и весь хлеб…И начинались крики Анжелы, а потом дочь усаживалась за уроки, мать пыталась контролировать, что ей задано.Она не лезла в задачи по геометрии или физике, но если было задано выучить стих или пересказать текст,  то кричала, что «хотя бы это ты можешь, если уж в математике тупая», и от души весь вечер хлестала  Алису по щекам, рукой или тетрадями, до тех пор, пока она или выучивала  что-то, или просто Анжела видела, что сегодня уже продолжать бесполезно. Вот так и жила эта семья. Антон привык, и это его как будто совсем не касалось. Алиса тоже привыкла, наверное. Справедливости ради нужно сказать, что Анжела ни разу не нанесла Алисе значимого вреда, удары были несильными и не оставляли следов.

Анжела была индивидуальным предпринимателем, владела продуктовым минимаркетом, и давно одна растила двух детей.  В этот дом они уже въехали без отца семейства, с двумя детишками дошкольного  возраста. И приехали они в город С. из другого региона, а что  с их отцом, соседи говорили разное. И то, что он на зоне, и то, что убили. И то, что не было у нее мужа никогда, а у детей разные отцы. Ни с кем из соседок Анжела не общалась настолько близко, чтобы можно было спросить у нее про отца детей, и все это было просто домыслами и слухами. Пашка и Андрей знали только, что фамилия у всей их семьи одна, значит, скорее всего, был у Анжелы муж…

И вот через несколько дней после того, как Пашка пришел с разбитой щекой, Коля в субботу шел в гараж за своим старым автомобилем, чтобы съездить с женой на рынок.  Он и не знал Анжелу, все время уходил на завод рано и возвращался довольно рано, они не пересекались. Знал Антона, друга Пашки, который заходил к ним не раз, видел их вместе на улице.  Анжела не могла попасть ключом в замок и запереть дверь, потому что в подъезде было темно, и не было лампочки.

-Сосед, извини, есть зажигалка или спички, посвети мне, пожалуйста.

-Не курю, бросил. Я Николай. А тебя как зовут? Давно живем рядом, а не знакомы.

-Анжела. Я курю, но у меня и спички закончились, и лампочки все перегорели, и все сразу. А в подъезде кто-то выкрутил лампочку, замок у меня сложный, трудно попасть ключом в темноте.

-Так ты в прихожей зажги свет, потом вставишь ключ, и выключишь.

-Николай, говорю же, у меня не только в прихожей, и в туалете перегорела , и в люстре всего одна из пяти горит.  Все купить забываю.

-Не хочу возвращаться, вкрутил бы в подъезде, есть у нас.

— Ты постой здесь, за квартирой посмотри. Я к твоей жене тогда схожу, она ведь дома? Даст, наверное, лампочку?

-Попробуй, если не боишься.

-Я уже давно ничего и никого не боюсь. А жену твою знаю, она не злая.

-Если поймет, что ты меня припахала лампочку вкрутить, я сам не знаю, как она отреагирует.

-Не припахивал тебя никто, сам напросился.

-Сам, сам. Иди, посмотрю за квартирой, если доверяешь мне такое дело.

Анжела вернулась с лампочкой. Через пару минут на лестничной площадке было светло.

-Спасибо, Коля. Я сегодня куплю и отдам тебе, и себе куплю, а то сидим в темноте.. А в квартире вкрутишь тоже, а то я невысокая, и сын тоже, а потолки у нас высокие, два восемьдесят?

-Не вопрос. У меня вот другой к тебе вопрос, чего со своими ребятишками воюешь почти каждый вечер? Шум от вас слышно.

-Да я воюю только с дочкой, сын у меня золотой. Не справляюсь по-другому, одна же, отца нет у них. Точнее, жив, но знать нас не хочет. А я не навязываюсь. Так вот, дочь лентяйка и пофигистка, 15 лет уже ей, ничего не понимает…

-Все равно нельзя так, ты же женщина. Красивая.

Николай рассмотрел Анжелу, у нее были очень выразительные черные глаза, пухлые губы, белые ровные зубы. Алиса похожа на нее.

-Заходи вечером на рюмку чая, поговорим о жизни, о детях. Твои-то послушные?

-Все бывает. Я Пашку тоже наказываю, но без жестокости. Если я разозлен, в это время с ним не разбираюсь. Знаю же, что мне много силы дано…

-Ты философ. Ты военный что ли? Такой…правильный и фигура хорошая.

-Нет, не военный  Я служил рядовым, и был очень плохим солдатом. Половину срока на гауптвахте и в нарядах провел . Я кузнец. И если бы носил фамилию отца, то был бы Кузнецовым. Но мать записала меня на свою.

Анжела хохотала, громко и заразительно.

-Ахахахаха. Кузнец….своего счастья что ли?

-Веселая ты женщина, Анжела. Смех у тебя классный. Кузнец — это оператор кузнечно-прессового станка, полуавтомата. Задержался я с тобой уже, за машиной же шел, вот жена будет ругаться, что долго. Пойду.

И почти бегом побежал вниз по лестнице.

Николай, зная, что Анжела очень рассердилась бы, узнав, что  Алиса разбила лицо Пашке, решил поговорить не с нею, а с самой девочкой. Хотя, кто знает, может быть, она видела дома такой пример? Есть же женщины, которые бьют свои пьющих мужей, может, и Анжела из таких, и ее муж позволял это? Он ведь ничего о ее бывшем не знает. Но прекратить это нужно по отношению к его Пашке! Его даже мать ни разу не ударила, и подрастая, он не должен такое позволять девчонкам. Хотя отец его наказывает уже два года, но это другое.  Мужское воспитание. Так рассуждал Коля.

Алису он увидел после возвращения с рынка, когда она возвращалась из школы. Без предисловий, сказал ей очень серьезно:

-Алиса, моих детей бить никому нельзя. особенно палками по лицу. Точнее, если бы он подрался с мальчиком, которому мог бы ответить, то это не страшно. Я бы не стал вмешиваться, если только тот мальчик не явно сильнее и обижал слабого. А девочки, когда бьют мальчишек, пользуются тем, что им ничего не будет. Паша действительно не мог тебе ответить, а если бы ответил, я бы его наказал. Но есть и другие, кто считает по-другому, и дома видят другие примеры…Не привыкай поднимать руку на парней, нарвешься на … не джентльмена, мягко выражаясь.

Коля  смотрел на Алису, она была испугана. Она не думала, что Паша рассказал правду о том, что между ними произошло,  и не хотела сдавать его. Ей же тогда сразу стало его очень жалко, и она хотела помириться. Но Пашка убежал домой. Она считала Пашку ребенком, как и своего братишку Антона. В 15 лет ее интересовали те, кому было лет 17-18. Сейчас ей было стыдно. Ведь ничего страшного Пашка не сделал, целовалась она уже не раз до этого. Просто он не умел это делать, а все туда же, строит из себя взрослого. Поучился бы, как показывают в подростковых сериалах…

Алиса не ответила ни слова, она не ожидала, что на этом все закончится. Ведь отец Пашки мог пойти жаловаться  к ее матери, мог кричать на нее и обзывать. Но Коля пошел домой, решив, что он все сказал.  Судя по его словам, он как будто сочувствовал не Пашке, а Алисе, и желал ей добра. А доброты она видела мало, и научилась защищать себя от враждебного мира. Алиса позавидовала Пашке, и не в первый раз. У него нормальная семья, где его любят…

Вторая встреча Коли с Анжелой произошла не случайно, и если бы ему сказал кто-нибудь, что будет так, Коля бы посмеялся. В этот день у них с женой произошло такое, чего не было, наверное ни разу, ни до,ни после.  Был уже дома старший сын, вернувшийся из армии, дочь 19 лет и 13-летний Пашка, только что достаточно сильно получивший  ремнем от отца, снова за то, что умничал и пытался унизить его, да в этот раз и мать, выражал пренебрежение к тому ужину, который она приготовила. Коля сначала даже защищал Пашку, сказал жене, ну дай ему то, что он любит, есть же сосиски у нас, может, у него желудок не переваривает ленивые голубцы. Оля ругалась, что она старалась, а Пашка сравнил эту еду с едой для скота, и пусть просит прощения, и тогда она даст ему то, что он хочет. Пашка грубил и все больше заводился, разговаривал с обоими родителями, как с друзьями на улице…И закончилось все ремнем.

Старший брат Пашки, Юра, который уже год как пришел из армии, с самого начала был против того, что отец так воспитывает Пашку, и разговаривал с обоими. Пашке он объяснял, что родители у них очень хорошие, и что нужно их слушаться. А отцу, что он видел в армии парней, которые не понимают ничего, кроме силы, и что отец превращает Пашку в такого же. И в разговоре с Пашкой у Юры, непонятно почему, сорвалось с языка, «а у нас с тобой точно один и тот же отец?».

Коля, видимо, в этот раз нарушил свое правило, не наказывать Пашку в то время. когда раздражен, Обычно Пашка никогда не плакал и не кричал, но в тот раз от трех последних ударов крикнул: «мама». И это было нарушением всех правил, после первого крика все должно было прекратиться, но Коля ударил с той же силой еще два раза. (Коля установил себе это за правило еще в первый раз, не бить плачущего ребенка. Он тогда думал, что ударит один раз, Пашка заревет, и все закончится. Но Пашка молчал и в первый раз, и потом. А когда Коля жалел его, и удары были смазанными, Пашка спрашивал: «Ты плохо ужинал сегодня что ли? Как-то неубедительно.» И в таких ситуациях Коля кричал: «Уйли с глаз! «)

И эти Пашкины крики так задели сердце Ольги, что она обозвала мужа садистом, и сказала, что сын уже сомневается в том, что он родной ему. Да, Пашка после разговора с братом действительно спросил об этом у матери, один ли у них всех отец. ведь он не раз слышал, что не похож ни на кого из семьи, да и сам это видел. И вот брат сказал про отца, и он заморочился, стал думать об этом. Ольга тогда заплакала, ведь это было подозрение ее в измене мужу, и она так и сказала Пашке, как ты можешь такое обо мне думать. Пашка поверил и попросил прощения, обнял мать и вытер ее слезы.

Коля, услышав это от жены, не стал уточнять, кто сказал это Пашке, ведь этим разговорам было столько лет, сколько Пашке. Но почему-то он это понял как ее признание в том, что это правда.

Да какое это сейчас имеет значение, прошло 13 лет…Для него нет никого роднее Пашки, что бы там ни было. Но чтобы это принять, ему нужно выпить водки, 200 граммов.  Коля не пьет как раз с момента рождения Пашки, и дальше не будет, но сегодня нужно.

Он спросил ничего не подозревающую жену, о том, как он ее понял:

-Оля, у нас водка есть?

-Нет, откуда, а зачем тебе?

-Мало ли, дни рождения с гостями отмечали, другие праздники. Ты же для гостей покупала.

-Так не осталось, сколько я тогда купила. Одну бутылку, трое мужчин было среди гостей, они допили все.

-Я в магазин тогда.

Оля подумала, что он хочет выпить от стыда за то, что он был жесток с ребенком.

Но до магазина Коля не дошел, понял, посмотрев на время, что ему уже не продадут. Вернулся, и вспомнил об Анжеле, у нее свой продуктовый магазинчик, и алкоголь, наверное, там есть. Но где этот магазин, он не знает. Да и она, наверное, не там, она же хозяйка, а не продавец. А может, дома бутылка есть у нее?

Коля позвонил в дверь Анжелы.

-Привет. Водка есть у тебя?

-Привет. Целой бутылки нет, не держу запасов

-Мне много не нужно, стакана хватит.

Анжела пошла смотреть, вернувшись, сказала:

-Нет, мартини только. Пол бутылки.

-А такое с горя пьют?

-Да ты что, дорогой сосед? Какое горе? Умер что ли кто-то?

-Нет, слава богу, все живы. У меня другое…

Анжела смотрела на него снизу вверх так сочувственно и внимательно, что Коля спросил:

-Пройти можно на кухню? Нальешь, расскажу.

Выпив с Анжелой и закусив нарезанными фруктами, Коля сказал :

-Жена моя, Оля, призналась сегодня, что Пашка не мой сын.

-Врет. Женщины часто так делают, когда хотят сделать больно мужчине. Ты посмотри на него, у него же твои глаза. Было что-то, что жена злилась на тебя, когда это сказала?

-Да, может и так. И подозревать мне некого, откуда взяться любовнику, я даже знаю,, в какой день она залетела. Май был, а ждали мы сына на 23 февраля, а он почти на 2 месяца раньше родился.

-Ну вот, и забей. Чем же так сильно жену ты разозлил, что она захотела так больно тебе сделать?

-Говорил я тебе, Анжела, что наказываю я Пашку без жестокости. Так и было, а сегодня нарушил я это правило. Так сейчас жалко его, руку бы себе сломал. Оле, видно, тоже жалко его стало очень…

-И я так же, плакала сначала по ночам каждый раз, как Алиске пощечин надаю. Сейчас уже не плачу, очерствела.

-А Пашка спросил у матери, отец ли я ему, не сегодня, а давно, видимо, но Оля мне сегодня это сказала. А ведь я не был жесток до этого, хотя и строгим был. Нельзя допускать неуважение к отцу с таких лет, это что же дальше будет. Порядок должен быть. Чем я плохой отец? Мне казалось, что он все понимает, и не обижается, что я его иногда ремнем по заду воспитываю. А он придумал себе, что я не родной.

-Коля, какой же ты…слова не подберу. Ранимый, нежный. С виду ты серьезный и жесткий, никогда бы не подумала, что ты такой.

-Классно сидим, но пойду я домой, к жене и детям. Извини, если что не так.

-Не буду удерживать, иди. Пашке купи что-нибудь, о чем он мечтает, он тебя и простит.

-Спасибо, это можно.

А на следующий день в школе Пашке Антон по секрету сказал, что  его отец вчера выпивал на кухне с их мамой, но в отличие от других мужчин, не остался у них ночевать…

Пашке стало очень плохо, все привычное на глазах рушилось. Родители ругаются друг с другом, отец пришел, конечно, не пьяным, но и не трезвым, и это было непривычно. К тому же пришел поздно, как никогда. И отхлестал ремнем  его вчера со злостью, Пашка это почувствовал…

Рубрика: Мое творчество | 4 комментария

Софья. Глава 12

Александра вышла на улицу и направилась в гипермаркет, до него было 2 остановки автобуса, но она пошла пешком. Какое же первое впечатление сложилось у нее о Павле? И что она собиралась сказать Софье, если Софья спросит совета? Александра почти с первой секунды поняла, почувствовала. что Пашка — это проклятие женского рода их семьи. Что любить его можно только «из жалости». Интересно, как и почему он заинтересовал Софью? Но она влюблена, это видно. И у них отношения, это видно невооруженным глазом. Софьюшка похудела за это время, но у нее при этом увеличилась грудь!

Но никаких преждевременных выводов, сейчас она сходит за шампанским, может, и еще что-нибудь купит, вернется, и тогда… А что, если Пашка сбежит за это время? А если они сейчас ругаются? Как бы хотела Александра, чтобы все было там хорошо, чтобы не было слез Софьи. Да и что она придралась в мальчику, почему он недостоин ее дочери? Не вышел ростом? Отец ее детей ростом вышел, а что хорошего? Ведь этого мальчика кто-то растил в любви, скорее всего. Хотя почему он такой…дерзкий? Это обычно желание привлечь внимание. Купил цветы, и угадал, она очень любит лилии. Не нарядился в костюм, как жених на свадьбу? Это смотрелось бы смешно, при его росте.  Все он сделал хорошо, какие к нему претензии? Да и Софья, не ожидала даже, подготовилась к ее приезду.

Но почему же у Александры возникла эта мысль, что у Софьи любовь к нему «из жалости?» Что бы она хотела, увидеть взрослого, уже опытного парня,  который жалости, конечно, не вызвал бы, но и умиления, такого, как Пашка, тоже бы не вызвал? Еще будет время все узнать о нем, Софья ничего не скроет, все расскажет..И главное, что бы она ни узнала, не реагировать бурно, Софья должна принять решение сама. «Из жалости» она с ним или нет.

Вернувшись из супермаркета, Александра застала детей уже не такими напряженными, и обрадовалась. Но не успела она открыть шампанское, как зазвонил телефон Павла, и он через несколько секунд передал трубку Софье.

-Софья, добрый день. Это папа твой приемный, в смысле, Николай, отец Пашки. Ахахахаха. Софья, не удивляйся и не волнуйся, но в наших планах познакомиться сегодня семьями, и мы заказали столик в хорошем месте, на вечер. Ну вот, ты теперь все знаешь, сама скажешь маме или передай ей трубку, я приглашу ее.

У Софьи часто забилось сердце. Ведь только вчера мама Павла застала их в постели, и рассказала отцу, а она и не спросила сегодня у Пашки, чем вчера все закончилось, сильно ли его ругали. А сейчас они что хотят, рассказать все ее маме? Она побледнела. Но говорит Николай весело и дружелюбно…

-Мам, это тебя. Отец Павла.

Александра с удивлением взяла телефон.

-Да. Меня зовут Александра. Добрый день, очень рада знакомству, Николай. Большое спасибо, будем обязательно.

И отдала трубку Паше. Они совсем недолго говорили, точнее, говорил отец, а Павел слушал, потом сразу засобирался домой, сказал, что до ресторана ему нужно переодеться.

-Ну что же, значит, встретимся в ресторане. Сколько у нас времени? Часов шесть или даже больше? Но все равно нужно в темпе все делать. Софья, у нас тоже много дел…

После ухода Павла Софья почувствовала себя такой одинокой и незащищенной…Ей хотелось плакать. Мама спросила, в чем дело, может, она не хочет идти в ресторан и чтобы они познакомились?

-Мам, как первое впечатление об его отце?

-Очень приятный мужской голос. Представила очень мужественного человека, и почему-то высокого и седого.

-Так и есть, он высокий и крупный, не совсем седой, а наполовину, и лысеющий к тому же.

-А что из себя представляет его жена?

-Седая блондинка, тоже крупная.Но приятная такая, у нее красивые ноги ниже колен, а на бедрах целлюлитик присутствует.

-Ты в бане что ли с ней была?

Александре было неприятно такое слышать от дочери про мать ее парня.

-Нет, почему в бане. Но она носит вещи, которые ей маловаты, и это видно. Может, она недавно поправилась, и надеется похудеть, не покупает себе вещи своего размера.

Софья решила, что сейчас шокирует маму. Какой урок ей преподали в детстве? Главное -не врать. А все остальное прощается. Вот сейчас Софья и скажет всю правду, до того, как это расскажут маме родители Павла…

-Мама, Павел спутал мои планы и появился раньше, чем я хотела. Я просила его приехать позже, и хотела сказать тебе главное до этого…

-Софья, не мучайся, я знаю. И не удивлена. Студенток -девственниц не было уже во времена моей молодости. Точнее, они, наверное, были, но я лично таких не знала.

Александра смеялась.

-Правда, это происходило в основном не на первом курсе. Но прошло 25 лет.

-Мама, ты что, смеешься над этим? Ты же видела Павла, и он тебе не понравился, он и меня сегодня расстроил.

-Почему не понравился? Я еще недостаточно о нем знаю, чтобы делать выводы. Скорее всего, его дерзость сегодня — это защитная реакция на стресс.  Мне очень понравились цветы.

-Мама, помнишь про мое вранье в 12 лет? И то, что после этого я не вру?

-Хотела бы забыть про это. Почему ты об этом вспомнила?

-Потому что сейчас ты узнаешь обо мне кое-что. Вчера мне было так страшно…

Потребовалось совсем немного слов, чтобы рассказать о том, что произошло в квартире Павла вчера…Софья отворачивала глаза, и закончив рассказ, не могла поднять их. Стояла тишина, которая казалась Софье вечностью… Лицо Александры покрылось румянцем, но не от гнева, а от сочувствия дочери. Она поняла, что испытала ее маленькая девочка…Кто виноват в этой ситуации? Павел, который такой же ребенок, как и Софья? Или «Дом 2» и подобное на телевидении? Или родители Павла, или она, мать Софьи? Что не так их воспитывали. Но 25 лет назад воспитывали детей по-другому, а было то же самое.  Сколько раз ей говорила мать, что отношения до свадьбы — это позор, что посмотри на эту соседку, она через пять месяцев после свадьбы родила, и такого быть не должно…А все однокурсницы подряд рожали через пять месяцев, а то и через два, свадьбы были по залету. Правда, сама Александра, уже окончив вуз и познакомившись с женихом,  с ним до свадьбы под присмотром мамы «не согрешила».  Она родила более, чем через 9 месяцев, и мать была довольна…

-Софья, бедная девочка, что же ты пережила! Его мать такая строгая, да? И Павла воспитывали в страшной строгости?

-Даже не знаю, какая она. Но Пашка в первый момент испугался, а потом сначала врал, а потом шутил. А потом от стресса банку шпрот съел. Вот кто действительно строгий, это его отец. Хотя первое впечатление, что он классный. У меня в первые минуты в их доме было чувство зависти к Пашке, что у него настоящий какой-то отец.

-И все-таки, что из себя представляет его мать?

-Хорошо, расскажу, хотя я видела ее раза четыре всего. Она довольно простая и шумная такая, помешана на чистоте  и порядке. Больше всего ругается за грязь, а на Пашку еще за то, что плохо ест. Относится к нему, как к совсем ребенку, это неудивительно, он же младший. Как я поняла, обидеть она никого не может и ни разу такого не было, но все время кричит что то в смысле, «вот отец сейчас ремень возьмет».

-Мужем прикрывается?

-Да, и только так Павел ее слушается. А отец его недавно в больнице лежал с сердцем, и сейчас ждет операции, стентирования. Но до этого был с Пашкой очень строгим, и именно поэтому у него сердце заболело, он перед этим Павлу лицо разбил…Вот, мама, какие дела, я не знаю, чего ожидать от Павла, ведь это ненормально, расти в таких условиях. Хотя, со стороны, семья как семья, с неплохими доходами, с машиной, дачей, в квартире все есть, чистота-красота, и вроде даже все любят друг друга. Но какой-то даже не прошлый, а позапрошлый век…

Сказать, что Александра была в шоке, было бы неправдой, она, как опытный журналист, не делала выводов раньше времени, пока мало информации. Но задумалась она сильно. Почему именно этот парень привлек внимание Софьи? Вариант «из жалости» отпадает, она ведь не в первый день узнала о том, какая у него семья. Раздумья Александры прервала Софья, вопросом:

-Мам, а как Рита и Слава? Я до сих пор не спросила ни о ком, я такая эгоистка.

-Да неплохо, они же со мной все время, а тебя я так давно не видела. Позвонила им, что доехала, разбудила зачем-то, они еще спали. Рита хочет учиться на операционную сестру, на сертификат, но это не так просто. Пока работает медсестрой на посту, в отделении,  то в день, то в ночь. А если поедет учиться, то тоже сюда, в областной центр. А Слава не очень изменился, прошло менее трех месяцев, которые ты его не видела.  Немного лентяй, не хочет читать, и я чувствую, что я слишком мягкая с ним. Бабушки очень не хватает, вас она научила любить учебу и трудиться. И я удивляюсь, как она это делала, как бы заряжала детей своей любовью к знаниям, к новому. Как сейчас говорят, «зажигалочка».

-Скоро полгода, как ее не стало. Я иногда забываю и думаю о ней, как о живой…Но не будем о грустном.

-Софья, что делать с рестораном? Я не рассчитывала на такое, когда ехала, платье подходящее я не взяла.

-Мое наденешь что-нибудь.

-Софья, не льсти мне. Я не полная, конечно, но все же размера на три больше тебя. Ты же у меня хрустальная статуэточка, сорокового размера.

-Тогда один выход, торговый центр. Мы же сейчас в центре города, и на это уйдет не так много времени. Обязательно что-нибудь подберем.

-А ты в чем пойдешь? Тебе тоже нужно новое платье, наверное.

-Я месяц назад купила одно, еше не надевала. .

Через три с половиной часа они вернулись с покупками, времени в обрез, а еще нужно помыться, уложить волосы, накраситься….

-Софья, я с дороги, можно, я первая в душ?

-Мама, только не долго, ты всегда долго моешься.

Но вот они почти готовы. Софья  распылила лак для волос, и сказала:

-Если на такси, то можно не надевать шапку?

-Нет, нельзя.

-Я капюшон надену. Зачем тогда волосы укладывали феном, будет кошмар на голове после шапки..

-Софья, нет! Мороз на улице.

Бюджетная иномарка «Рено Логан» привезла их в незнакомое им обеим место. Это совсем не центр города, и не район, где живет Павел. Найти столик стоило Ольге много нервов и времени. В субботу обычно все заказано под свадьбы, а их сейчас очень много. Последняя неделя перед рождественским постом. Но ресторан приличный, хотя и расположен в обычном многоэтажном доме. Только этот район совсем чужой, хотя и похож на тот, где живет Пашка с родителями.  Они совсем немного опоздали, и когда расплачивались с таксистом, Софья увидела несколько пропущенных звонков, перезвонила.

-Соф, что же ты заставляешь волноваться меня? Не берешь трубку. Отец уже спрашивает, что я там накосячил…Думаешь, приятно?

-Паша, мы же женщины, это нормально для нас, опаздывать.

-Мужчины у вас нет в семье, такого, как мой отец. Он бы навел у вас армейский порядок.

Знал бы Пашка, что это пожелание, такого мужчины Александре, сбудется, хотя и не скоро!

Софья увидела первым Николая, и была поражена, какой он красавец, несмотря на то, что недавно вышел из больницы и нуждается в операции. Да, под глазами темные круги заметны, больше стало седины буквально за месяц, но гладко выбрит, аккуратно подстрижен, и держится, как будто он носит костюмы каждый день. А рост и сложение — это очень много значит в мужской красоте.

Пашку же отец, как бы ни ругал дома, не заставил надеть костюм с выпускного, уперся Пашка, и все. Но выглядит Пашка приличнее, чем утром. Неплохо сидящие на нем черные  брюки, рубашка нефритового цвета прекрасно подходит под цвет его зеленых глаз, и темно-синий джемпер.

Ольга тоже удивила Софью, посетила салон, видимо, и как смогла записаться в субботу? Или у нее есть среди стилистов знакомая или родственница, готовая для нее отказать другим клиентам? Очень красивые, профессионально сделанные локоны. (Да, это родная сестра Павла, Юля, с которой Софья совсем не знакома, обучена парикмахерскому мастерству, хотя и не работает в этой сфере).  И фиолетовое  платье в этот раз хорошо сидящее,  а не те брюки, которые она обычно носит, маловатые ей, но благодаря которым она надеется не поправляться.

Пришел  и  старший сын Юрий, которого пришлось заставить хотя бы час поприсутствовать, а потом отправляться по своим личным делам. Он не понимал, что ему там делать, но отец ничего не хотел слушать, и Юрий пожалел его, после больницы, и чтобы он только не нервничал, уступил. Он вообще был послушным.  Софья видела Юру впервые.  У него васильковые глаза, доставшиеся от мамы, а рост от отца, правда, он не выглядит богатырем, как отец.  Но общее впечатление, что он редкий красавчик. Одет тоже в свободном стиле, как и Пашка, но вещи на нем значительно дороже.

А Софья и Александра тоже замечательно выглядят, и увидев их, Павел сразу понял, почему они задержались. Они решили одеться довольно скромно, и если на улице зима,  то никаких открытых рук и спин, декольте, и обычная длина платьев. Софья надела то, что купила месяц назад, хотя сегодня присматривала и другие платья. Оно малахитового цвета и длиной до середины колен, обычное платье-футляр с рукавами чуть ниже локтя. А Александра купила себе то, что она вообще не собиралась покупать, платье в клетку чуть ниже колен. Но перемерив довольно много вещей до этого и выбрав два других платья, из которых собиралась оставить одно, она вдруг увидела его, и выбор был предрешен…

Александра уловила на себе оценивающий взгляд Ольги, и встретилась взглядом с Колей. Как и все, кто видел его впервые, в глазах она увидела доброту. У него те же глаза, что и у Павла, но взгляд другой. Взгляд Пашки не часто бывает теплым, он обычно как будто ждет вызова, особенно от незнакомых. Коля смотрит прямо и открыто, в кругу своей семьи он уверен и умиротворен…Но Александра знает о нем от Софьи не с лучшей стороны. Но она привыкла верить своим глазам и интуиции. И интуиция говорит ей, что…все будет хорошо!

-Софьюшка, я знал, что ты красавица, а сейчас понял, что по-другому и быть не могло, у такой мамы.  А еще понял, что ты и через 20 лет будешь красавицей. Добрый вечер, Александра.

-Николай, добрый вечер, вы так любезны. И у вас замечательная семья, все такие красивые и все пришли познакомиться. Нас тоже много, но приехала я одна.

-Все зависело от моих организаторских способностей. Это не вся семья, у меня еще есть дочь, но не живет с нами под одной крышей…Да с ними и многовато бы нас было, наверное. Это моя жена Ольга, старший сын Юрий, а Павла вы уже успели узнать.

В  Николае есть что-то от военного, а кто он, Павел сказал? Кузнец, кажется? Что это за профессия в наше время? Что-то в горячем цехе, как литейщик?  Какая же тяжелая это работа, наверное.

Ольга и Юра молчали, но были спокойны, а Павел и Софья сидели, как на иголках.  Скоро Юра стал постоянно крутить в руках телефон, видимо, смотрел на время и куда-то торопился. Его мать осуждающе посмотрела на него, но промолчала. Она сейчас чувствовала обиду, что муж ничего не сказал о том, что этот заказанный столик раздобыла она, и с большим трудом, благодаря связям. А муж восхищается другой женщиной…Оля видела тоже, что Александра привлекательна, стройна для своих лет, да и характер  виден веселый и подходящий для их семьи. Ольга не ревновала мужа по-глупому никогда, но почему-то стало ей неспокойно. Он подумала, что будь мать Софьи старше или просто не во вкусе Николая, она бы отнеслась к ней лучше. Вот была у них история с соседкой Анжелой, матерью Алисы и Антона, лет шесть назад, когда Анжела флиртовала с  Николаем, но Ольга была спокойна, зная, что это совсем не его тип женщин. Прокуренная и внешне похожая на цыганку бизнес вумен, какой-то продуктовый магазинчик был у нее тогда. Давно привыкшая рассчитывать только на себя, а вот  подстраиваться под кого-то не собиралась.

Оля захотела прогуляться до дамской комнаты с Софьей, Юрий уже засобирался покинуть их и бежать по своим делам. Ольга хотела, в первую очередь, успокоить Софью, что ничего она не собирается рассказывать Александре о вчерашнем. Она же видела, что девчонка сама не своя.

-Ольга, вы сегодня особенно красивы. Вы мне нравились всегда, но думаю, вы понимаете, о чем я…

Софье казалось, что бы она ни сказала сейчас, все будет не то.

-Спасибо, Софья.  И успокойся, пожалуйста, мы все это организовали не для того, чтобы пожаловаться на тебя и доставить тебе неприятности. Что я тебе хочу сказать, Софья, я 27 лет в счастливом браке. Да, не удивляйся. Посмотрев со стороны на Колю, можно подумать, что я несчастлива с ним. А ему говорили сколько раз знакомые, что Пашка не его сын. Но мы-то знаем, как все на самом деле. И тебе я хочу посоветовать, не слушайте никогда никого, даже нас, когда дело касается отношений, если вы любите друг друга. И никогда не спрашивай, что делать, ругаться, разводиться  или мириться, если что-то  плохое случилось. А с Павлом не будет все гладко, ты сама, наверное, это поняла.

Софья мало что поняла из этих слов. Она испытывала досаду, почему у них в семье принято говорить и думать, что Пашка какой-то сложный, не такой, как все…Пашка сам так говорит о себе, и наверное,повторяет чьи-то слова…

В это время Николай общался с Александрой, а Пашка, хотя и находился рядом, не вникал в их разговор и думал о своем.

-Александра, ты с детьми живешь? А что же муж?

-В разводе, давно уже.

-Бывает, но не слепые же вокруг тебя, есть, наверное, кто-то.

-С тремя детьми как ты это себе представляешь, Николай?

-Да, понимаю. Отчим, особенно для девчонок, чревато последствиями. Да и сын у тебя, вот тут вообще понимаю, я с отчимом вырос…при живом родном отце, который вроде и не отказался совсем, появлялся, два раза в год. А родной отец, как выяснилось, тоже рос с отчимом, который его не любил. Всего несколько раз он меня к бабушке и деду взял, дед не родной, значит, военный, участник войны был. Но что интересно, у этого деда были только внучки родные, у него два родных сына. А меня увидел, я от неродного сына, и говорит дед, вот мой единственный внук будет! Но бабушка сказала ему, ты туда не лезь, у Аньки, матери моей, другая семья, и у Ваньки, отца моего, другая тоже. Анька не очень хочет, чтобы он и сын общались, а вторая жена Ваньки так и вообще слышать не хочет про этого ребенка…А мне дед понравился, но потом отец еще раза два-три к ним взял, и все. А ушел я в армию, отец написал, что умер дед.

-Коля, а братья, сестры есть у тебя?

-Есть две дочери  отца и его второй жены, но я их не знаю совсем. Это вроде называется единокровные сестры,

-Да, так называется. Я тоже одна, ни сестры, ни брата. Мама умерла в этом году. Дети только у меня, все, что есть.

-И Оля тоже одна росла, хотя семья у нее очень была хорошая, Вот мы с ней и родили троих, чтобы им проще было. А наших родителей нет давно, моя мать умерла больше 10 лет назад, последняя из них всех.

Как же Александре было легко с Николаем, и как много у них оказалось общего! Но вернулись Софья с Ольгой. Софья уже не напряжена, как до этого, улыбается. Павел ловит взгляд Софьи, ему тоже интересно, о чем они могли говорить с его мамой. Александра понимает, что ей нужно найти точки соприкосновения с Ольгой и пообщаться с ней, чтобы понять, что это за человек. Пока она одна из всей их семьи для нее полная загадка. Конечно, Александра, как журналист, видит многое и по внешности, и по позам, жестам умеет читать человека…И какое первое впечатление? Во-первых, видна ее вторая роль в семье, она ЗА МУЖЕМ. Человек она, скорее всего, не злой и не вредный. Такая «курица-наседка», но не в плохом смысле. Если кто обидит ее детей, готова их защищать. Но почему допустила насилие мужа по отношению к Пашке тогда?  И почему Коля так строг с Пашкой, и только ли с ним? Ведь видно в нем хорошего и не двуличного человека…

За столом Александра заметила, что Коля не пьет, и объяснила это себе его больным сердцем, отогнав плохие мысли о том, что он «в завязке». Но Юре и Пашке он сам налил, совсем немного, сказал, что при родителях и за хорошим столом можно. Никто из женского пола тоже не отказался от вина, Софье летом в первый раз в жизни налила сама мама, отмечая ее поступление в вуз. А сейчас Софья выпивала во второй раз, и тоже с ее разрешения.

Встреча подходила к окончанию, и все вроде остались довольны знакомством. Но окончание дня чуть не свело Николая снова в кардиологию, только ни Софья, ни Пашка к этому не имели отношения. Но обо всем по порядку.

Уже вернувшись домой, они застали в подъезде какого-то явно деревенского мужика, судя по внешности, крепко выпивающего, но сегодня трезвого, непонятного возраста, но скорее всего, разменявшего шестой десяток, невысокого, в деревенской овчинной шубе домашней выделки, каких не видели в городе лет 25. Он, оказывается, ждал их, и сообщил, что его дочь , Оксанка, беременна от их сына, и он пришел поговорить с ним и родителями.

Коля сразу спросил Павла, правда ли это, и схватился за сердце…Ольга успела отпереть дверь и прямо в уличной обуви побежала на кухню за стаканом воды…Коля выпил глоток воды, и овладел собой. Полез в карман за нитроглицерином, который всегда носил с собой.

Пашка был вообще не в курсе, какая еще Оксанка? Не знает он такую, и не было у него никого, кроме Софьи. В этот момент до Ольги дошло, что речь о старшем сыне, Юре. Дома его нет.

-Сколько лет Оксанке?

-19 недавно исполнилось.

Хотя бы совершеннолетняя, уже легче. Но что же они не предохраняются! Да и Юрка-то что, ведь не дурак, шесть лет уже после армии, мать догадывалась, что девчонок у него было воз и маленькая тележка…

Они все прошли в квартиру, в том числе и этот мужик. Отец набрал номер Юрия и сказал, чтобы он как можно быстрее был дома…

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

 

Рубрика: Мое творчество | 2 комментария

Софья. Глава 11

Рано утром Павел позвонил Софье, чтобы договориться о встрече с ее мамой. Павел понял, что Софья очень волнуется, и ему стало так жалко ее, вот у него все позади с объяснениями с родителями насчет того, что у них отношения.  Они простые люди, и все поняли, и ничего страшного не было. Даже когда мама застала их в постели, вела себя так, как он и не ожидал. Не  было стыдно за нее, в общем. А чего ожидать от интеллигенции, непонятно. Павел ничего почти не знает о семье Софьи…

Павел предложил прийти к Софье сразу, до приезда ее мамы, но Софья сказала, что лучше ему появиться немного позже.   Пашка по дороге к остановке автобуса зашел в цветочный, и в первый раз купил букет Софье, и второй, для ее мамы. Девушки-флористы были очень рады предложить разные варианты для такого события, знакомства с мамой невесты, и начали с самых дорогих. Но денег у Пашки было не много, поэтому выбор затянулся. Пашка мог попросить денег у отца, наверное, и на шикарные букеты, и отец бы не отказал, но он об этом подумал в последний момент, когда уже вышел из дома с теми деньгами, которые были в карманах.

Когда Пашка уже купил два довольно скромных  букета и ехал в автобусе, позвонил отец и стал обзывать  его «олухом царя небесного», за то, что убежал, не так одевшись и без денег.

-Пап, не выдумывай, какой еще костюм с выпускного, с галстуком?

-Рубашку хотя бы чистую надел? Хорошо ее погладил? А брюки не те, которые малы тебе, что голодным придется сидеть в ресторане, чтобы не лопнули в поясе?

-Пап, да на мне любые брюки, как на вешалке сидят, я же худой. Вот джинсы -другое дело, красиво сидят на мне.

-Да есть у тебя одни, с 8 класса, что ли, все выбросить хотел их в мусорку…В них, что ли, ума хватило вырядиться?

-Нет, те я что-то не нашел. Но они мои любимые, я в них с Софьей познакомился.

-Пашка, бесишь! Олух царя небесного. В мусорке им место давно. Если бы нашел, их бы надел, да?

-Пап, успокойся,  тебе нельзя волноваться.

-Если что не так пойдет, ремня получишь.

-И физические нагрузки тебе противопоказаны.

-Невелика нагрузка, ремнем тебя отхлестать.  Я кузнецом почти 30 лет отработал.

Александра в это время подъезжала к городу, где училась Софья, поезд в последние полчаса ехал медленно и часто тормозил. Ее сердце билось учащенно, она более двух месяцев не видела дочь, это было первое такое длительное расставание с нею. И интуитивно Александра чувствовала, что Софья изменилась, и то, что она что-то скрывает от нее. Не врет ей, а что-то недоговаривает в телефонных звонках и смс. Сама почти не звонит, а отвечая ей, всегда куда-то торопится или ссылается на то, что мало зарядки и не может говорить долго. 

Старшая дочь, Рита, которой 20 лет, всегда рядом, училась в медицинском колледже в своем городе, сейчас начала работать, и  у нее начались отношения с парнем еще два года назад. Александра в курсе и не видит в этом проблем. Если решат жить вместе без штампа в паспорте, как делают сейчас многие, она не будет препятствовать. Эти отношения развились у Риты не быстро, а как-то постепенно и Александре со стороны казалось, что парень слишком нерешительный или сам не знает, чего хочет. У них были только совместные занятия по медицинским атласам в их квартире, зубрежка латинских названий костей и мышц, Александра не заходила в комнату без стука, зная, что может увидеть то, что они не хотели бы, чтобы она видела…Друг Риты был отличником и собирался после колледжа в медицинский университет, чтобы не призвали в армию. Но окончив колледж, решил немного отдохнуть от учебы и поработать, и причина, по его словам, в Рите, с которой ему не хотелось расставаться и ехать в большой город. А с военкоматом его родители вроде как-то решили вопрос. 

А Софья, даже по сравнению с Ритой, ребенок, считала мама. Но пришлось отпустить ее в 18 лет в этот город, ведь сама Александра в 17 лет  уже училась намного дальше от дома, в Ленинграде…Сейчас мама спросит у Софьи, как твои дела, как новые друзья, появились ли, и кто они. Мама почти уверена, что есть какой-то парень, и по этой причине Софья ни на одни выходные не приехала за два с половиной месяца. Как быстро образуются парочки в первые месяцы учебы в вузе, Александра очень хорошо знала. Хотя они и в школе, и на первом курсе дружили компаниями, несколько девушек и парней. А в вузе еще и жили с этими девочками в двух соседних комнатах. Но со второго курса у Александры были уже отношения, парень был не из общежития, он жил в пригороде и ездил домой каждый день…Только ничего хорошего из этого не получилось…Мать Александры была намного большим тираном, чем она, Александра, с детьми. Она относилась к другому поколению и ничего не хотела понимать, что никто уже не живет так, как 20-30 лет назад. Мать хваталась за сердце, хотя ей было всего 45 лет, и говорила, что поведение дочери ее убьет, что дочь хочет, чтобы она умерла от позора. Не девственница на втором курсе, и не собирается скрыть этот стыд, вступив с ним в брак! 

-Но ведь я не беременна, зачем мне брак? Мне 18 лет, я не люблю его уже, разочаровалась. Он, когда выпьет, ведет себя глупо и грубо. И хорошо, что показал себя во всей красе сразу. Теперь я точно знаю, что любого парня нужно сначала напоить, а потом влюбляться в него. 

-Александра, каждой женщине нужен один мужчина, и видеть его недостатки нужно до того, как соглашаться на близость. Поэтому и не нужно быть легкодоступной. Нужно советоваться, с родителями, с теми, кто опытнее. И вступать в близость после свадьбы. 

Когда росли дочери, Маргарита и Софья, и Александра состояла в браке с мужем, которого она никогда не любила по-настоящему, она не раз думала, что никогда не будет портить жизнь дочерям своими советами. Запрещать им точно ничего не будет. Но вот они выросли, и у нее желание предостеречь их от ошибок, которые ей видны…

Александра плохо знает этот город, областной центр. Назовем его городом С. Намного лучше знает она Санкт-Петербург, в годы ее студенчества Ленинград. Здесь, в городе С.,  даже центр она знает не очень хорошо. Но Софья живет почти в центре, там нетрудно ориентироваться, этот центр города похож на центры многих российских городов…

Стоя на остановке маршрутки, позвонила Софье. Александра еще вчера, звоня из дома, очень просила не встречать ее на вокзале, ждать дома. 

-Софья, я на вокзале. Скоро буду. Ты не спала? 

-Привет, давно не сплю. Как я хочу обнять тебя скорее! 

-Что же не спала, у тебя выходной вроде? Не нужно заморачиваться со встречей меня, Софьюшка. Что ты там делаешь сейчас? Квартиру в идеальный порядок приводишь? Это нужно делать к приезду твоей квартирной хозяйки, а я за это никогда вас не ругала. Я сама плохая хозяйка, и за это всю жизнь выслушивала упреки от своей мамы. Софья, я уже в маршрутке, скоро буду. 

И тут звонок в дверь. Кто это в такую рань? Проверка счетчиков?  

На пороге стоит Пашка с двумя букетами! А оделся как-то не очень празднично. Софья и не видела его ни разу в костюме с галстуком, но и из той одежды, которую она видела, есть что-то и получше. Отец не зря его ругает, как влезет в одно, так и носит, пока отец не пригрозит ремнем и не заставит переодеться. Вот Николай красавчик. Видимо, сам любит хорошо выглядеть и благоухать парфюмом. 

-Паша, я же просила немного позже появиться…

-И тебе доброе утро, Софочка! 

-Извини, любимый, вырвалось, от неожиданности. Паша, какие розовые лилии красивые, я из обожаю! 

-Этот букет твоей маме. А тебе другой. Ромашки садовые. 

-Тоже класс! Я сейчас найду вазы. 

-Тебе правда нравится? Я никогда не спрашивал, что ты любишь. И до этого дарил цветы только маме. Но она любит розы, пионы, хризантемы, это я точно знаю, а вот лилии и ромашки вообще в первый раз купил. Девчонки в магазине сказали, что это многим нравится, я и поверил. А им, наверное,лишь бы продать. 

-Паша, честно, очень нравится! И маме точно понравится. Она скоро уже появится, и что же мы скажем ей? Я совсем не готова. Продукты купила, уборку вчера сделала, накрасилась с утра. Какое первое впечатление будет, когда она войдет? 

-Так спрячь меня в шкаф тогда. А потом скажи: «сюрпрайз»! 

-Пашка, я сейчас не понимаю шуток Волнуюсь страшно. Не придумала, как тебя представить. 

-Как это не придумала?Любовник, пока. Но согласен стать женихом, а потом и мужем. 

-Снова шутишь? 

-Даже не знаю. Мне тоже уже страшно стало.  Когда моя мама дверь открывала, а мы были в постели, так же было. Хотя сейчас мы одетые. 

Звонок в дверь, и Софья пошла открывать, а Павел остался в гостиной. 

Александра поцеловала Софью и стала расстегивать шубку, на улице в конце ноября лежал снег. 

-Софья, в квартире тепло? Так хочется горячего кофе, сделаешь, или я сама? 

-Растворимый или в турке сварить? 

 -А что, есть и то, и другое? Ты меня радуешь, маленькая хозяйка. Мне все равно, как тебе проще. Если есть чайник кипятка, то растворимый. А если нет, то в турке будет быстрее. 

-Мама, ничего, что мы втроем здесь сейчас? Заходи в гостиную, знакомься с Павлом. Он живет в городе с родителями и мы учимся вместе, он хотел с тобой познакомиться. 

Так, все предчувствия Александры сбываются. Может, этот Павел и хороший парень, посмотрим. А если нет? Но по глазам Софьи видно, что для нее этот Павел значит очень много. Улыбайся, Александра, улыбайся! В тридцать два  зуба! И не затягивай паузу! 

-Если хотел со мной познакомиться, это уже о многом говорит. 

А вот это зря ты сказала! О чем — о многом? О том, что уже что-то накосячил? Зачем же так сразу нападать на детей? Ты же не такая, как твоя мать, Александра!  Еще за сердце схватись! 

То, что увидела Александра в гостиной, заставило ее улыбнуться. Два букета в вазах, накрытый стол, почти как на Новый год, только без алкоголя. И стоящий у окна мальчик, совсем маленький,  худенький, но при этом не производящий впечатление слабого, с колючим каким-то взглядом зеленых глаз. 

-Софья, я так рада, ты так хорошо меня встречаешь. Доброе утро, Павлик. Я Александра, мама Софьи. 

А вот этого вообще нельзя было говорить! Точнее, называть Павла Павликом. Его еще в детсадовском возрасте так дразнил брат, называя Павликом Морозовым, когда Пашка по наивности сдавал родителям какие-то его секреты. Он доводил этим Пашку до слез, почти, по-настоящему Пашка никогда не плакал. И от такого обращения у Пашки начал выплескиваться негатив, и все пошло не так…А ведь отец предупредил, » если что пойдет не так — получишь ремня!» 

-Пожалуйста, Александра, называйте меня или Павел, или Паша. 

-Если это важно, то буду называть, как просишь. На «ты» можно? 

-Да. А тебя можно на «ты»? 

-Ты обратился на «ты» до того, как я разрешила. Но я разрешу, даже приятно.Я так чувствую себя моложе. 

-Можно мне тоже кофе, Софья? Александра, я забыл, розовые лилии тебе.

-Спасибо, Павлик. Ой, извини, Павел. У меня был в молодости знакомый Павел, его все называли Павликом, он не возражал. Паша, почему ты кулаки сжал? Что с тобой? И вена на виске появилась и дрожит? Ты здоров? 

-Погода меняется. Внутричерепным давлением страдаю. 

Софья изменилась в лице и переглянулась с мамой. Что это такое, это правда? Павел чем-то болен? Он производил всегда впечатление очень здорового, жизнерадостного парня. 

-Паша, ты в порядке? Попей воды. Пьешь какое-то лекарство? Наблюдаешься у врача? 

-Софья, тебе страшно, что у меня припадок случится, да? Ни разу еще такого не было. А внутричерепное давление у каждого второго, такого диагноза нет, оно по разным причинам. Но не заморачивайся. Где мой кофе? 

И снова Пашка такой, как обычно. Софья вспомнила, как однажды ее напугало его перекошенное от злобы лицо, когда она неудачно пошутила, и это было даже до их близости…Ей показалось тогда, сейчас ударит он ее. 

Мама молчала все это время, а когда Павел начал пить кофе, спросила: 

-Паша, ты с родителями живешь? Где? 

-В спальном районе. Да, родители и брат, сестра замужем, живет отдельно. Папа кузнец на заводе, но сейчас ждет операции на сердце и не может работать. Мама завхоз в детском саду. 

-Вот оно что. Поэтому ты так напряжен. 

-Думаете, из-за отца? Нет,Александра, причина в тебе.  Я тебя боюсь. 

-Паша, не нужно считать меня врагом. Я тебе сразу не понравилась, интересно, чем? 

Как же было тяжело от всего происходящего Софье! Сейчас мама скажет, что это за грубиян, кто его воспитывал.  А в голове Пашки звучали слова отца: «Если что-то пойдет не так, ремня получишь! » Даже Софья не знает о плане отца с приглашением в ресторан. Точно сегодня он получит, отец не говорил это просто так с 11 лет. Или больное сердце все изменило, и он будет теперь помягче? Только бы он не болел, пусть бьет, если заслужил…

Паша на вопрос Александры не ответил. 

-Ну что же, Софья, я прогуляюсь до супермаркета, я по дороге видела недалеко здесь, часа на полтора вас оставлю. куплю то, что ты не купила мне, а я люблю очень. Шампанское. Или тебе не продали, не поверив, что тебе 18? С шампанским будет веселее. И познакомимся заново, дубль два. Да, Паша? 

Александра прикоснулась к Пашкиной спине в районе лопаток, а потом к шее, и сказала Софье: 

-Соф, меня не будет полтора часа плюс полчаса, минус это вряд ли. Паша очень напряжен. Что делать, ты поняла? 

Потом обратилась к Паше: 

-Паша, когда я вернусь, постарайся не быть таким колючим. Или накажу. Ты понял? 

Пашка был в недоумении, и Софья тоже…а мама надевала шубку и сапоги и улыбалась. Она торжествовала, ее жизненный опыт и мудрость помогли ей сейчас не поторопиться и дать им второй шанс. Александра знала, сколько горя она принесла бы Софье, если бы действовала импульсивно. Но Александра еще не знала, что ее ждет сегодня знакомство с родителями Павла, и что эта встреча заставит ее много думать об идеальном для нее мужчине, с которым не суждено было встретиться раньше…

-Соф, что это было? Она королева! Я влюблен! Она намекнула, чтобы ты занялась со мной любовью сейчас . я правильно понял? 

Это произнес Паша, когда дверь за Александрой закрылась. 

-Паша, мама была для меня королевой до 12 лет. А потом уже нет. Потому что отхлестала меня ремнем по попе. За фантазии про то, что у нее жених-принц на золотом авто. А вот бабушка была королевой до конца. Жаль, что ее уже нет и ты с нею не познакомишься… 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ 

Рубрика: Мое творчество | 2 комментария

Софья. Глава 10

Павел только что закончил школу, сдал ЕГЭ, завтра вручение аттестатов и выпускной….Проснулся в хорошем настроении, ничто не предвещало неприятностей. Проснулся он довольно поздно, а вчера на целый день из-за аварии отключали воду, Потом текла ржавая и не доходила до верхних этажей. Так он вчера и лег спать, не дождавшись, когда можно будет помыться.

А мать не помыла посуду, и сегодня с утра тоже, и не убралась, как обычно она это делала, ни свет, ни заря. Отец взял какие-то отгулы и спит еще. Вот встанет сейчас и будет ругаться, что нет чистой посуды, ванна не вычищена, не блестят полы в прихожей, на кухне и в ванной, как он привык. Но Павел знал, что отец поворчит, да и сам начнет все мыть и убирать. Плохо только, что и его привлечет, а у него другие планы.

Вчера вечером позвонил Андрей, знакомый по старому дому, он только что уволился из армии и вернулся домой, такой счастливый! Они не виделись несколько лет, Андрей на 2 года старше, и ушел из школы после 9 класса. Договорились встретиться на пляже. Погода отличная, июнь.

Пашка лежал под легким летним одеялом, не хотелось идти в ванную, где не убрано. Включил плеер, вставил наушники. С утра не жарко, по квартире гуляет ветерок. Услышал, что встал отец, бродит по квартире, видимо, не хочется ему порядок наводить, но куда деваться, если у него выходной. Не ждать же жену до вечера с полной раковиной грязной посуды и грязными полами.

-Паша, ты встал?

Павел решил не отвечать, может, обойдется без него, думая, что он спит.

Отец постучал в дверь его комнаты и вошел.

-Паша, если не спишь, чего не отвечаешь, когда я спрашиваю? Чего лежишь, если проснулся? Как будто не знаешь, дел по дому полно, грязь везде, вставай и подключайся. Посуду хотя бы помой, а остальное после завтрака можно. Но дел полно, мы с тобой вдвоем дома.

Ну вот, все настроение испортилось. Сейчас будет стоять над душой, делать замечания, кричать, если где увидит каплю воды на полу или грязные разводы. А у него не лежит душа к таким занятиям! Ладно, хотя бы не бьет в таких случаях, если с ним не спорить. И Пашка не спорил в последнее время. И ремень исчез со своего постоянного места, где отец его повесил, когда Пашке было 11.

Ладно, думал Пашка, потяну время, может, отец уже и сделает большую часть работы сам, пожалеет его.

Но отец зашел в комнату с ремнем в руке, вот ведь домостроевец хренов! Это он напугать его хочет просто, помнит ведь, что ему 18 уже исполнилось.  У Пашки еще был шанс встать и пойти на кухню убираться,

-Паша, ты глухой или глупый? Я непонятно сказал, что нужно делать?

Но в Пашке проснулся дух противостояния. Он сказал, смеясь:

-А обломись, пап. 18 мне уже. Забыл?

Отец подошел и резко сорвал с него одеяло. И ударил два раза по передней поверхности бедер, и это произошло так быстро, что Пашка не успел увернуться или прикрыться чем-то. Ударил так, как никогда не бил раньше. Пашка только произнес два раза, на каждый удар: «Ой, мамочки!»  а потом сжал зубы и выдохнул с шумом.

Отец сказал:

-Теперь ты понял, что до этого ты получал, как маленький мальчик?

Пашка смотрел на следы ударов, которые, было понятно, останутся на несколько дней.

-Пап, что ты натворил? Как я с этим на пляж пойду? Андрей пришел из армии, мы договорились.

-Никакого пляжа, пока не будет все блестеть.

Пашка ожидал, что отец еще и покричит на него, но Коля сразу успокоился. Вдруг послышался звук поворота ключа в замке, мама прибежала домой, чтобы навести порядок, была возможность сбежать с работы на час-полтора. Ольга сразу увидела след ударов на бедрах сына и стала кричать на мужа:

-Когда это уже закончится?  Ты совсем из ума выжил?

Потом на Павла:

-А ты почему его снова провоцируешь? Я думала, вырос ты уже и это закончилось, что слова ты теперь понимаешь.

А отец закричал на Пашку:

-Что ты по кухне в трусах расхаживаешь? Ты когда-нибудь видел, чтобы я так ходил?

С приходом мамы уборка начала продвигаться быстро,  закончив ее, сели завтракать.

-Значит, Паша, завтра аттестат получишь? С тройками. Лентяй. Сколько у тебя троек?

Это спросил Николай.

-Пять.

-А пятерок сколько?

-Две.

-По физкультуре и по труду?

-Труд пацанам вообще не преподавали, учитель уволился и другого не нашлось. По физре и ОБЖ пятерки.

-Круто, к армии готов. И удар держишь, даже не плачешь.  Вот туда и пойдешь. А в вуз не готов, пять троек. На платное только. Доставай, папа, денежки, хочешь сказать?

-По ЕГЭ у меня хорошие баллы. И русский, и математика. И из армии не нужно пугало делать. Андрей сходил и пришел. И ты служил, и брат. Все живы-здоровы. Отдали долг.

-Может, еще и поступишь. Куда хочешь?

-IT технологии.

-Там  с пятью тройками ждут тебя, конечно же. Сколько стоит в год платное?

-Дорого, нет у тебя таких денег. Я поступлю.

-Дачу продадим. Я не могу уже там работать. Себе новую машину куплю, недорогую, российскую, а тебе за учебу заплатим.

-С чего такая щедрость?

-Это выгодное вложение денег, я считаю. В образование сына.

-Из крайности в крайность. Утром ремнем врезал так, что искры из глаз, а сейчас дачу продаешь для меня. Не обязательно там картошку сажать и надрываться, пусть будет для отдыха.

Ольга все это время молчала, но сейчас тоже поддержала мужа, что от дачи она не видит пользы.

-Отдыхать сейчас на море все ездят, я бы тоже ездила с удовольствием. И недорого выходит, доступно вполне нам.

Отец перебил:

-Пашка, я Антошку встретил, друга твоего, тоже из старого дома., как и Андрей. У тебя же с его сестрой что-то было, Алисой, недавно, насколько я помню.И она тебя бросила. Замуж она вышла.

Мама вставила:

-Не дай бог таких родственников. Забыл уже все Паша. и не напоминай. Началось все в 13 лет, первый поцелуй, за который она ему скулу разбила. Потом забыл про нее, а в 11 классе снова….Я так переживала, когда он пришел из театра, и сутки в постели лежал, в потолок смотрел…Ты, Коля, найдешь что вспомнить.

Да, была такая история, с разбитой скулой в кровь, в 13 лет.  Паша пришел тогда домой, с рассеченной кожей на скуле, и на вопросы мамы не отвечал. Мама сначала его хотела пожалеть, расспросить, но он своим молчанием довел ее до бешенства, и мама единственный раз в жизни взяла висевший на крючке ремень и сказала, что заставит его говорить. Она бы так и сделала, забыв даже о том, что рану на щеке  нужно обработать, но Пашка закрылся от нее в туалете. Мама уже умоляла его открыть и дать ей обработать рану, но Пашка просидел в туалете до прихода отца.  И только ему открыл.

Коля ругал тогда жену за то, что напугала мальчишку, сказал, что ни один мальчик не вырос без драк. И сам умыл сына сначала теплой водой с мылом, а потом смазал рассеченную кожу йодом, уговаривая потерпеть . «Женщинам нельзя доверять воспитание детей, это же додуматься нужно, ремень взять в такой ситуации! Он уже достаточно наказан!» -кричал он тогда.

Папе он сначала тоже не говорил, кто это сделал. Коля подумал, что это был взрослый человек или мальчишка с поставленным ударом в секции бокса или восточных единоборств. И на минуту заподозрил Андрея. Но..оказалось, что это не мальчик, а девочка. А если так, то это сделано не рукой.

-Чем она тебя ударила, Пашка?

-Палкой.

-Прутом что ли?

-Типа того.

-Ты ее обидел как-то?

-Я ее поцеловал. В губы. Пап, я больше не буду, мне очень больно.

Коля не знал, смеяться или хмуриться. Точнее, ему было смешно, он не знал, казаться сыну строгим или показать реальные чувства. Он решил немного поиграть в строгость.

-Паша, я отключу телевидение, чего ты там насмотрелся, паршивец.? Целует он девочек, не зная, сколько у них во рту микробов и ходят ли они к стоматологу хотя бы иногда, как за зубами следят.

-Я же без языка поцеловал ее.

В этот момент Николай с трудом удержался от приступа истерического смеха. Он нахмурился и сказал очень строго:

-Тебя что-нибудь нормальное интересует? То, что должно интересовать в 13 лет. Не знаю,, что и делать. Пусть мама делает с тобой, что хочет.

-Пап, не надо,

-Почему?

-Она была очень злая, я испугался.

-Как и твоя девочка, сынок. Что же тебе такая понравилась?  И как ее зовут?

-Алиса. Больше не нравится она мне.

Коля решил, что поговорит с этой девочкой, но Пашке этого не сказал. Вернувшись на кухню с Пашкой, он не удержался, и сказал жене, смеясь:

-Оля, отметь в календаре сегодняшний день. Это день первого поцелуя нашего маленького сыночка. купи мне пиво по такому поводу, с солеными орешками. И Пашке что-нибудь, что он любит? Кока колу или пепси колу? И проси у сына прощения, за то, что схватилась за ремень…

Все это Пашка сейчас вспоминал, пока ехал в троллейбусе на встречу с Андреем, на городской пляж. У него не было обиды на отца, вот почему-то совсем не было, за сегодняшнее утро. Отец показал, кто в доме главный, и все, так считал Пашка. Это было далеко не второе такое «воспитание», начиная с 11 лет, а может, пятидесятое…Не считал Пашка такие эпизоды и не считал удары, и у него, в отличие от Коли в детстве, не откладывалась обида, такой вот был у него характер.  Коля простил свою мать, простил до конца и искренне, когда они с Олей имели двух детей и ждали третьего. Но не просто простил, а высказав ей многое, когда снова начал  с нею общаться. Старших детей Коля совсем не доверял матери,  но бесконечно доверял теще и тестю, и даже говорил Оле, что именно в них он обрел настоящих родителей для себя. Но рано не стало их обоих, друг за другом, в один год, покинули они этот  мир, и по необходимости, чтобы помочь с детьми, когда Оля лежала на сохранении, Коля обратился за помощью к матери. До этого восемь лет он приходил к ней по два раза в год, в ее и свой день рождения…

А у Пашки был счастливый, видимо, характер, благодаря которому он думал, что все, что не убивает, делает его сильнее. Но Андрей не понимал его в этом, еще в школе.  Андрей давно и серьезно занимался восточными единоборствами, и был сыном офицера, который очень рано умер, когда Андрею было 11 лет. И сейчас Пашка знал, что не разденется на пляже, из-за следов ударов, и придется как-то объяснить Андрею, почему, и они вернутся к разговору, который у них уже был. О том, что нельзя терпеть насилие.

Андрей узнал Пашку издалека, а вот Пашка, если бы Андрей не подошел, и не узнал бы его. Андрей  всегда был выше среднего роста, а за время отсутствия еще вырос, отличная физическая форма, и уже успел загореть, а волосы после армии еще не отросли, непривычно короткая стрижка, и волосы кажутся темнее.

-Пашка, ты все такой же, что же ты не растешь? Какой у тебя рост?

-Андрей, во-первых, здравствуй. И что  все насчет моего роста переживают, много парней и ниже меня. Рост 168, к армии годен. По-моему, ниже 150 не призывают, у меня еще, видишь, какой запас. Это я по сравнению с отцом маленький, вот он меня  и называет «мой маленький», обидно так.

-Как отец, не зверствует уже?

-Ты о чем, Андрей?

-Насколько я помню, строгим он был с тобой, даже слишком.

-Нормальный он, это я сложный.

-В чем, интересно, ты сложный? В милиции на учете не состоял.

-Давай сменим тему, Андрей. Ты сам-то как?

-Отслужил, вот планирую в институт поступать. Не знаю, в этом году или через год, за время службы все забыл.

-Андрей, ты на дневное? Ты же после техникума, айтишник? Я тоже на IT собираюсь.

-Да, красный диплом. Но сейчас нужно ЕГЭ по двум предметам.

-В июле будут в вузах эти экзамены, для таких, как ты. Андрей, у меня завтра выпускной!

-Ты же школу поменял, когда переехал?

-Да, так совпало, что я окончил девять классов, и мы переехали. Ты у нас в новой квартире не был, в шестнадцатиэтажке я живу сейчас, правда, третий всего этаж и лифтом не пользуюсь, ни я, ни кто другой  из семьи. Вы ведь тоже переехали, да и Антон с Алисой и их мать.

-Да, но мы недалеко от центра, и Антон недалеко от меня живет, в двух остановках транспорта. И дом пятиэтажный, но новый, не хрущевка. Квартиры большие, у нас всего две комнаты и 80 квадратных метров. Ну что, Пашка, где остановимся? Где побольше народу и хороший песок, или дальше пойдем, где берег похуже, но и народа нет?

-Андрей, спроси ты это вчера, выбрал бы песок, на котором приятно и тепло лежать. Я в первый раз этим летом на пляже, все экзамены были, и все это время мечтал о песчаном пляже. Но сегодня случилось кое-что, и не хотел бы я в толпе народа раздеваться…

Пашка смеялся, вполне искренне, и Андрею стало интересно, что же случилось. А узнав, что причина в побоях от отца,  был очень удивлен, что же здесь смешного? Его друг ведет себя, как клоун. Что это, смех сквозь слезы?

-Паша, а не пора ли его на место поставить? Я тебе в девятом классе это говорил уже.

-Андрей, «место» — это команда собаке. А мы говорим сейчас про моего отца. Обидно это слышать от тебя.

-Паша, я его уважаю в общем, знаю, есть за что, но за что он так с тобой? Ты же рассказывал, что он говорит один раз, а если ты не понял, то берет ремень. Но в 18 лет у тебя может быть свое мнение, которое отличается от его. И сколько он еще будет тебя унижать? Насколько я помню, брат твой, как пришел из армии, делает, что хочет, да и в школе отец не бил его.

-Да что он там делает, Юрка послушным всегда был таким, что противно смотреть.

-А что с девчонками он делает, ты не в курсе?

-Нет, но ни с одной он родителей не знакомил после армии. И мне ничего не рассказывал никогда. Ты что-то знаешь?

-Знаю. Две из них учились со мной в техникуме. Он разбивает сердца, как сказали бы лет 50 назад. Красавчик же, не поспоришь, девчонки ведутся, ни в чем не отказывают, чтобы не потерять его. А он, только получив, то, что хотел, сразу меняется. Начинает вести себя так, что девушка сама хочет от него избавиться, но бывают дуры, которые думают, что смогут его изменить…хотя он просто играет роль, на самом деле он не подлец, просто не нужны ему эти отношения. Как-то так вот.

Все это для Павла было так неожиданно и неприятно…Мама жалеет Юрку, как будто он инвалид, после того, что его не дождалась девушка из армии, а служил он два года, давно это было. А он действительно инвалид, больной на всю голову! Если это правда, конечно…Вот если бы отец узнал об этом, что бы он сделал с Юркой? Не смотря на то, что ему 26 лет. И чего ему не хватало, вырос урод моральный. Любили его родители, и вроде хорошего парня вырастили, он любящий  сын, и брат Павлу неплохой, не лентяй, не жадный, спокойный, отец его уважает, как уже взрослого, причем давно.

Размышления Пашки прервал Андрей:

-Смотри, какие классные девушки, и тоже почему-то не на хорошем пляже, а на траве, подальше от людей. Что, Паша, рядом устроимся?

-Нет, что я, как дурак, в джинсах, что ли, буду все время? Я не собираюсь перед девчонками синяками на бедрах светить.

-Ну да, синяки на лице — и то не так позорно. Облом сегодня с девчонками, значит…хотя, можно сказать, что ты парашютист и прыгнул неудачно.

-Да ну тебя, Андрей, как ты себе представляешь такое падение? Эти следы ни с чем не перепутаешь.

Да, Андрей это знал. В секции восточных единоборств нечасто, но все же приходили мальчишки с таками же следами на теле, и приходили для того, чтобы это прекратилось. И это скоро прекращалось, всегда. Силе можно противопоставить только силу…

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Рубрика: Мое творчество | 2 комментария

Софья. Глава 9

Сейчас перенесемся в городок, где родилась и выросла Софья, в ее семью и ее детство. И это тот возраст, о котором у Павла рассказано уже немало, с рождения и до 12-13 лет.

Если Павел вырос в городе-миллионнике, то Софья в районном центре, который был почти в 10 раз меньше.   А мама Софьи родилась в соседнем райцентре, который вообще был рабочим поселком, и еще в разы меньше, чем тот, в котором она потом жила. Но после школы была у мамы Софьи, Александры, учеба в университете в северной столице, в то время СССР. Александра окончила факультет журналистики и мечтала жить в большом городе, но по настоянию своей мамы, учительницы русского языка в небольшом поселке и давно одинокой, распределилась почти в родные места, соседний район, где в первый же год вышла замуж, за сына маминой подруги.

Замуж за него ей совсем не хотелось, хотя он был довольно видным парнем, но совершенно неинтересным человеком. Но мать убедила ее, что   «не все то золото, что блестит». Жених на тройки закончил институт в областном центре и устроился в какой-то НИИ, ничем не интересовался.  Несмотря на высокий рост , был слабым и болезненным и постоянно ныл на тему, что у него что-то болит, от армии получил освобождение. Александра в вузе была одной из местных звезд, но не умела выбирать парней и влюблялась несколько раз в ярких циников и «плохих мальчиков». Она росла без отца, с мамой, которая часто была ею недовольна, ворчала и ругалась, правда, чего вот точно не испытала Александра, это рукоприкладства в детстве. Мама и в ее детстве, и с внуками была категорически против этого. Как и против проявления чувств к детям ласками и поцелуями

У бабушки были очень смешные наказания, по мнению внуков. Как только они начинали шуметь, ругаться друг с другом, носиться по дому, бабушка доставала учебники по математике (напомню, что сама она была учителем русского языка! ) и заставляла решать примеры на порядок действий и умножение -деление столбиком! А еще заставляла писать извинения в ученических тетрадях в линейку, по несколько страниц одно и то же предложение, если дети сильно провинились. Диктовала предложение, и заставляла повторить это 50 или 100 раз. Говорят, что так «пытали» детей в царских гимназиях, причем там еще и чернилами писали, а  Маргарита и Софья шариковыми ручками. Бабушка даже голоса не повышала, но дети ее слушались. Она вела себя как королева, леди. Если говорила сесть и решать примеры, ей не возражали. Что -то в ней было особенное. И в маме это было, но в отличие от бабушки, Александра была эмоциональной, часто смеялась и выражала свои чувства. А к воспитанию троих детей часто относилась, как к игре.

Александра была невысокой, с точеной фигуркой, и обе дочери, Софья и Маргарита были в нее, только Маргарита повыше. Мать советовала Александре этого жениха, и как аргумент приводила, что будут высокие и красивые дети.  Но дочери пошли точно не в него, внешностью, а почему, никто не знал. Были даже разговоры, что он не биологический  отец этим детям. Еще мать Александры, зная, что дочь не девственница еще со второго курса (а когда случайно узнала, с ней случился сердечный приступ), говорила, подумай, кто еще на это закроет глаза., а этот жених и его семья готовы это сделать. Все это происходило в 1986 году, через год родилась Маргарита, а еще через два года Софья.

Александра познакомилась с рекомендуемым мамой женихом, Василием, у себя дома, на званом ужине. Василий приехал со своей мамой, Любой, давней подругой ее мамы, Ксении.. Александра не видела даже его фото, но мама расписала, что он и красив, и высок и  воспитан. Люба и Ксения жили не в одном городе, но виделись примерно раз в месяц, они тогда были еще молоды и активны, и обе работали учителями. Дружили со студенческих лет.

Первое впечатление, которое произвел Василий, было, что он  просто видный, но не привлекательный.  Но мама сказала Александре, что нужно повстречаться и познакомиться лучше.

-Мам, не нравится он мне, он никуда не хочет, ни на какие дискотеки, как старик. В гости к моим школьным подругам тоже не хочет, говорит, что будет скованно себя чувствовать. В кино мы были уже, туда никто сейчас не ходит, одни гопники. Молодежь ходит в видеосалоны, но они в каких-то подвалах. В кафешки ходить каждый день — я поправлюсь так, да он и жадный, кажется.

-А тебе все бы куда-то ходить и чтобы тебя развлекали.

-Не в подъезде же стоять, как восьмиклассники.

-Дома можно, я к вам лезть не буду. Тебе уже 22 года.

Александра, как послушная дочь, делала все, что советовала мать.

-Аля, я договорилась насчет того, куда устроить тебя на работу. В многотиражку местного завода, там несколько тысяч работников, это единственное в городе крупное предприятие. И там в редакции уходит работник на пенсию. Сразу вставай на квартирную очередь, там она движется быстро, завод сам строит жилой микрорайон. Василий же с мамой живет, и его в  его НИИ на очередь не ставят. Вот и получишь квартиру для семьи.

Александра меньше всего хотела писать о передовиках производства и подобном, она мечтала летать в командировки, знакомиться все время с новыми людьми, но в этом городке это все-таки лучший вариант, чем городская газета. И зарплата выше, и перспективы с квартирой.

Александра чувствовала неприязнь к жениху, и вообще разочарование в жизни, после интересных пяти лет в северной столице и университете, она чувствовала, что попала в какое-то болото. А ведь, учась в школе, она жила здесь, в соседнем райцентре, который мало чем отличался от этого городка. Александра понимала, что вся ее жизнь с Василием будет идти по сценарию, написанному ее мамой и мамой Василия. Еще не родив детей, она получит вместо мужа, равного партнера (Александра мечтала именно об этом, не об опоре и защитнике, а равном) большого ребенка, о котором нужно заботиться и не рассчитывать, что он это оценит. Василий воспитан был так, что это само собой разумеется в браке. Она не возражала матери, но думала, что если будет все совсем плохо, то можно развестись. Так и получилось, но прожили они к тому моменту 15 лет и имели троих детей. Александра тогда сделала вывод, что выходя замуж «из жалости», она продолжила какое-то проклятие женского рода своей семьи. У ее матери была та же история, в результате она растила Александру одна. А Александра осталась с тремя детьми, но твердо поставив условие, что Василий их оставит. Отец Александры оставил семью, когда жена потребовала от него прекратить общение с «друзьями», которые использовали его слабохарактерность, он всем давал деньги «в долг», но ему почти никогда не  возвращали. А Василий увлекся игровыми автоматами и казино.

Мать Александры не поняла ее тогда, говорила, что нужно бороться с его зависимостью. Она вспоминала молодость и говорила, что и она потом жалела о том, что была слишком принципиальной с бывшим мужем. А Александре будет труднее, ведь у нее трое детей и бюджетная  зарплата, она с завода потом ушла в городскую газету, завода уже и не было. Правда, квартиру получить она успела, еще до развала СССР.  К моменту развода Александры с Василием его матери уже не было в живых, Люба умерла довольно рано, и Ксения очень переживала потерю подруги.

Как же жили родители Софьи эти 15 лет? И были ли у Александры увлечения другими мужчинами, учитывая то, что она была интересной личностью и привлекательной женщиной? Вы, уважаемые читатели, удивитесь, но жили они просто и спокойно, и на других Александра не смотрела.  С рождением детей Александра стала более терпимой, и к мужу испытывала и жалость, и появилось уважение за то, что он, в общем-то, любит свою семью, особенно маленького сына. Старших детей он стал как-то воспринимать, когда они начали ходить и что-то говорить, а к сыну чувства появились с первых его дней. У Александры появилась какая-то мудрость, она не ждала от мужа того, что он не может. К примеру, обеспечить высокий уровень жизни. Было место работы, его НИИ не закрылось, зарплата была как у производственников, не бюджетников, и большего от него никто не требовал. Со временем он научился не ныть часто по поводу здоровья и переносить какие-то недомогания, потому что от жены не видел особого сочувствия, когда температура повышалась до 37,5. А когда жаловался на перебои с сердцем, жена посоветовала однажды сходить к кардиохирургу, и после этого он, будучи страшным трусом, перестал обращать внимание на пульс и выбросил браслет, который показывает пульс.

Так и жили, дочери больше любили маму, это было видно, потому что она имела отличную энергетику, с Александрой им было как-то спокойно, а отца они воспринимали как то, что просто должно быть, грубо говоря, как мебель. А еще Маргарита и Софья очень любили бабушку, Ксению, с ними она ладила больше, чем с дочерью в их годы. Особенно бабушка любила Софью. Свекровь Александры, хотя и жила в этом же городе, не любила их дом, а к ней Василий ходил один. И детям она была совсем чужой. Бабушки Люба и Ксения давно дружили, но были совершенно разными. После женитьбы сына Люба подумала, что она всю жизнь не думала о себе,  и пришло время сделать это. У нее вдруг появились новые подруги, из тех, кто постоянно сидит в очередях в поликлинике. Она стала читать популярные книги о нетрадиционной медицине а еще смотреть бразильские сериалы. Поговорить  обо всем этом с давней подругой не получалось, Ксения не поддерживала эти темы.Ксения  долго не увольнялась из школы, чтобы помочь дочери и внукам, и этого подруга не могла понять. Люба считала, что пенсии ей самой мало, а работать в таком возрасте стыдно, это значит, что она воспитала плохих детей.

-Дети должны своим детям, а мне они ничего не должны. Им с тремя детьми и так тяжело, и если у меня остались силы, я заработаю денег и помогу им, потому что мне так хочется, не рассчитывая ни на что от них потом.

Так возражала подруге Ксения.

-Зачем они столько детей рожали? Троих, в наше время.

-Да ты что, Люба? Как у тебя язык поворачивается?

-Это твоя Аля хотела в декрете сидеть по 3 года с каждым, а чтобы муж надрывался в это время.

-Люба, я очень рада, что у меня трое внуков. И даже представить себе не могу, чтобы у меня не было внучки Софьи и маленького Славы. У меня только одна дочь, потому что были жилищные проблемы в молодости, а потом развод с мужем. У тебя, наверное, то же самое.

-Нет, я планировала всегда только одного ребенка, и хотела именно сына. Я сама росла в семье, где у меня было 2 сестры, и я так завидовала единственным детям. Они были лучше одеты, ездили с родителями на море летом. Да, я тоже развелась, Васе было тогда 12 лет. Муж завел любовницу, да еще и стал выпивать, денег давал мало нам с сыном. Я и подала на алименты  и на размен квартиры. В результате он в коммуналке оказался, а мы с сыном в маленькой, но отдельной квартире. Он рассчитывал, что после развода будет к нам приходить, но я не позволила даже мечтать об этом! И сын сам ему сказал, что не хочет его знать.

-Ничему тебя не научили ошибки молодости. Была эгоисткой, и осталась.

Вот и повторился этот сценарий, развод, когда ребенку 12 лет (средней, Софье), и уход отца навсегда, и это повторилось с Василием, сыном Любы. Правда, ни Софья, ни ее сестра не говорили отцу, что не хотят его знать, и жена ему не говорила такого, но он не только пропал для них, но и ни рубля им никогда не прислал, ни поздравительной открытки. Василий  взял только свои вещи и не претендовал на жилье, и Александра считала справедливым не требовать от него алиментов и не искать его.

И вот в тот год ухода мужа из семьи Александра и совершила непростительные ошибки в воспитании дочерей, за которые не могла себя простить, хотя и не просила у детей прощения. Да, она использовала рукоприкладство, по одному разу к каждой из дочерей. Сразу после ухода мужа Александра предупредила детей,( в основном девочек, сын был еще слишком мал) что самым страшным преступлением в их семье будет вранье, и она простит детям почти все, если они признаются, но не ложь. Ложь в последний год, когда муж уже был игроманом, пропитала их отношения, он говорил, что зарплату не платят, задерживают, а на самом деле все проигрывал. И наверное,Александра имела право так ненавидеть ложь. Она прямо сказала детям, будете врать — возьму ремень и выпорю. Думала, что этого не произойдет, что ее дочери все поняли. Если бы эти угрозы слышала ее мать, бабушка Софьи, она бы долго отчитывала дочь за то, что та не умеет воспитывать детей, опускается до уровня…трудно подобрать слово, которое бы использовала бабушка. «Быдло» — это точно не из ее лексикона слово. «Холоп» — может быть.  Есть такое слово у Карла Маркса — «люмпен- пролетарий» , и вот это слово в 2001 году Ксения могла использовать. Сейчас, в 2018, оно совсем забыто, а 17 лет назад его еще помнили.

И в чем же соврали дети Александре? Об этом стоит рассказать. У Маргариты, старшей дочери, было что-то из «классики» средней школы, обман с оценками в течение четверти. Как не очень прилежная ученица, она запустила какие-то предметы, и завела второй  дневник,  специально для двоек и троек. И в конце четверти мама узнала, что реальные оценки сильно отличаются от тех, которые она видела. Это ведь было время бумажных дневников, не электронных.  Придя из школы в конце четверти, Александра напомнила Маргарите об их договоре о недопустимости лжи, а потом выдернула ремень из джинсов Софьи, в которые она была одета…Произошло неожиданное, от этой сцены истерика случилась с четырехлетним Славкой, братишкой Софьи и Маргариты. Никто из детей никогда не видел таких сцен, но Славка был еще и совсем малышом. Софья начала успокаивать Славку, мама тоже бросила ремень, ударив Риту всего раза три, и обняла сыночка… Через полчаса был мир и покой, Рита, имея характер, такой же, как у мамы, признала, что сама виновата в случившемся. Софья даже больше, чем ее сестра, которую наказали, осуждала маму. Она как бы перестала быть для Софьи королевой вот с этого момента, а не с того, что произошло позже, когда была наказана Софья.

А история с наказанием Софьи была не так проста и коротка. Это произошло через 2 месяца, в конце учебного года, в последний учебный день. Софья собиралась в летний лагерь, а Рита в тот год отказалась ехать, и на день раньше она и Слава были отправлены к бабушке, в соседний райцентр. В школе вечером было родительское собрание, а днем Софья получила похвальный лист, который мама еще не видела. Наказание случилось, когда мама пришла из ее школы.

Но сначала о том, в чем солгала Софья. Несколько месяцев прошло, как ушел отец, и даже учитывая то, что дочери не были привязаны к нему, они почувствовали изменения. По дороге в школу Софья каждый день видела одну и ту же дорогую иномарку золотого цвета, в соседнем дворе, через который она ходила. Она сразу обратила не нее внимание, таких дорогих авто было в их городе мало. Однажды она  увидела и хозяина, очень хорошо одетый мужчина примерно 40 лет с кучей пакетов из дорогих магазинов разговаривал по мобильному, которых тоже было тогда немного. Он говорил: «Сашка, я приехал, сейчас поднимусь. »  Маму звали Александрой, ее нечасто называли Сашей, но все же иногда. И Софья начала фантазировать, что это мужчина ее мамы. Он мог звонить и сыну, и другу по имени Саша, и дочери, и жене, любовнице. Но Софья фантазировала, что это мамин жених, и хотела, чтобы это было так!

Софья поделилась фантазией с подругами, так, как будто это правда. Она сказала, что у ее мамы богатый друг, и показала это золотое авто. Она не думала о том, что рискует, что его могут увидеть с другой женщиной, ведь это соседний двор. Но все складывалось удачно несколько месяцев, утром хозяина около машины никогда не было, видимо, он обычно уезжал позже. Софья уже хотела, чтобы эта машина пропала из соседнего двора, тогда можно будет сказать подругам, что «жених» с ее мамой расстались. Об одном риске Софья совсем не думала, о том, что подруги делятся этими «новостями» со своими родителями. И на этом годовом собрании мама подруги спросила у Александры про изменения в личной жизни, и так все выяснилось…

И произошло то же самое, что было два месяца назад с Ритой…Только без истерики маленького Славы, которого не было дома. Софья, когда поняла, что сейчас с нею будет, в силу своего характера, подумала, что получив наказание, она испытает облегчение. Ведь она в глубине души все эти несколько месяцев испытывала вину и ожидала расплаты. Правда, она ожидала другого, того, что обман раскроют одноклассницы и она станет мишенью для насмешек.

А мама, ударив дочь по попе несколько раз, вышла из ее комнаты, и вот тогда в гостиной она увидела похвальный лист Софьи за отличные успехи. И ей захотелось выть по-волчьи! От того, что она натворила, и в какой день. И в этот момент она почувствовала такое чувство вины, ведь дочь тосковала по отцу, которого Александра выгнала, и поэтому фантазировала на эту тему! Александра не придумала ничего другого, как набрать номер своей матери и признаться ей во всем.

Ее пожилая мать схватилась за сердце, и только накапав себе корвалола, смогла разговаривать с Александрой. Она не щадила дочь, кричала, что она всегда была дочерью «так себе», а сейчас расписалась в том, что и мама из нее не получилась. Да и женой она была, по словам матери, никакой, раз муж начал  ходить в казино, а не домой по вечерам.

-Александра, как же я тебя воспитывала без рукоприкладства? Думаешь, у меня ни разу не чесались руки, думаешь, ты была ангелом? И подумать только, какого ребенка ты обидела, мою Софьюшку, и за что? Ребенок тосковал по отцу, вот за что!

Бабушка Ксения кричала, все более распаляясь, а в конце сказала такое, чего Александра вообще не ожидала.

-Александра, у тебя что, хронический недотрах, что ты бросаешься на детей? Так реши эту проблему!

-Мама, я виновата, но не нужно так…Ты же сама будешь жалеть о своих словах. Что мне делать сейчас, мама?

-Этот вопрос нужно было задать мне до того, как ты наворотила дел. А сейчас я не знаю, я никогда не была в такой ситуации.

Будь в то время российский интернет, Александра задала бы этот вопрос гуглу, но шел 2001 год, дома у нее не было ни компьютера, ни интернета.

Александра вернулась в комнату Софьи и увидела, что дочь лежит в постели с закрытыми глазами, хотя было еще довольно рано. Через день она уезжает в лагерь.

Утром, проснувшись и вспомнив вчерашний день, Софья приняла решение, которое говорило о том, что она была очень умным ребенком. Просто жить дальше, и запретить себе думать о случившемся. Было «преступление», и было наказание.  И точка. Она не обижается, а меняет свое отношение. Мама больше не королева, она такая же, как все, со своими слабостями. Ее подкосил развод с отцом. И хорошо, что она, Софья, на три недели сменит уже завтра обстановку, уехав в лагерь..

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Рубрика: Мое творчество | 4 комментария

Софья. Глава 8

Саша перебил Софью:

-Подожди, Софья, я первый.  Я больше не могу об этом молчать. Как-то я сказал тебе, что я справился, но я просто тупо пил все эти три года, по выходным. Ты, Паша, всю жизнь живешь в этом городе и наверняка слышал эту историю гибели моих родителей, в криминальной хронике. Это не ДТП, как вы, наверное, думали. Мой отец убил мать, случайно,  потому что она провоцировала его. У нее был запой, а он совершенно трезвый. Он несколько месяцев тогда  не пил. А когда понял, что случилось, убил и себя. Я их обоих пытался спасти. «Скорая» тоже пыталась, но все закончилось на месте, в больницу их не возили, сразу в морг. Это после приезда милиции уже.   Я здесь, в нашей группе, не рассказывал никому, полностью тогда сменил круг общения, чтобы меня не опасались люди из-за такой наследственности.

И вдруг произошло неожиданное, Саша затрясся в рыданиях. Софья растерялась, а Павел…ударил его два раза довольно жестко по щекам.

-Ты что здесь устроил? Стыдно, что мы тебя знаем!

И налил воды в стакан, поднес Саше. Саша начал пить и, к удивлению Софьи, успокоился. Потом начал что-то искать в карманах.

-Курить хочешь? Это зал для некурящих вообще-то.

-Нет, несколько таблеток феназепама у меня было.

-Пьешь, да еще и на таблетках.  Девушки, принесите счет, пожалуйста.

Это Павел крикнул официанткам.

Вышли на улицу. Софья в полностью испорченном настроении. День, который должен был быть замечательным, столько всего притянул! И отец Павла в больнице, и волнения в связи с тем, что Павел узнает о встрече с Сашей, а сейчас вот такая правда о Сашином прошлом…

-Саша, извини, что я тебя ударил, но ты себя не контролировал.

-Все окей, Паша. Без обид. А ты откуда знал про этот прием вывести из истерики?  Из фильмов?

-Я в спортшколу ходил, но недолго. На хоккей.

-И что, там били детей? Да, я знал, что профессиональный спорт -это жесть.

-Меня нет, потому что я вообще не плакса. Но мама меня оттуда быстро забрала, когда услышала от какой-то женщины жалобы на нашего тренера. Да у меня и данных нет, мне тяжело было. Когда меня записывали, тренер отца увидел, что он высокий, проблем с набором мышечной массы нет у него, а я тщедушный, маленький.  Сказал отцу, кормите его усиленно, может, и получится что. На коньках я хорошо уже тогда держался. Может, и не выгнали бы, был бы средним, не лучшим, конечно. Но мама, как узнала, что нагрузки чрезмерные, сказала, бросаешь хоккей, что у таких, как я, недоношенных, сердце всегда не совсем здоровое, и не для этого она меня рожала, чтобы сделать инвалидом.

-Сердечко проверял?

-От военкомата, естественно. Каждый год же в школе еще нас гоняли.

-Нормально проверь, у нормальных врачей. военкомату лишь бы план выполнить. Отец у тебя сердечник, дедушки живы или нет?

-Нет. Один до моего рождения умер, лет в 55. А другой вообще в 50, но я уже родился тогда, год мне был, кажется.

-Инфаркты, инсульты были в родне? По мужской линии.

-Так оба деда от этого и умерли, и бабушка, по маме. И тоже молодая, в 56 лет, кровоизлияние в мозг. А папина мать раком болела, ее помню, мне 7 лет было, когда умерла. Любила меня очень, больше остальных внуков.

-Значит, нет в родне долгожителей? Софья, смотри, не самая хорошая наследственность у него.

-Сашка, прекрати. Что ты знаешь о том, какая жизнь у моих предков была? Кто детдомовский в войну, кто с отчимом рос. Мы с братом и сестрой — совсем другое дело.

-А с кем Андрей живет. Паша? Ты же давно его знаешь.

Это Софья спросила.

-С мамой.Отец его ходил в военной форме, но я не знаю, в какой из силовых структур он служил. Я тогда не разбирался, а потом не заводил с ним разговор об отце. Мы жили в одном подъезде, и я учился в начальных классах, а он, наверное, в пятом, когда его отец умер. Зимой, я как раз болел и не выходил на улицу, и не знал, что в доме похороны. А потом пошел первый день в школу и увидел его маму в черном платке. Он умер от пневмонии, не пошел на больничный с кашлем и температурой, ходил на службу, и как-то его не спасли потом в реанимации. Родители знали, но мне в тот день ничего не сказали, что они даже были на поминках. А я увидел в школе Андрея и не знал, что говорят в таких случаях. Поэтому спрятался, чтобы он меня не увидел. Вот до сих пор за это стыдно. Сань, ты как, нормально?

-Выпил таблетку. Простите меня, ребята.

-Ты домой сейчас? Кто у тебя дома? Жена приехала?

-Да. Но в понедельник снова уезжает.

-И что это за жизнь?  Обычно муж ездит в командировки или на заработки.

Софья подумала, что Павел сейчас сказал то, что говорить не следовало.

-Да я и не хочу к ней, вот не скучал совсем. Что один, что вдвоем, каждый в свой ноутбук смотрит.

-Продвинутые вы, в интернете сидите. У нас проблема домой провести. АТС должны реконструировать скоро. Интересно, наверное, в интернете? «Одноклассники» какие-то появились, видел, мне-то что, я только что школу окончил и не скучаю по ним особо, а тебе, наверное, интересно, много же лет уже прошло, у кого как жизнь сложилась. (шел 2007 год. Примечание автора)

-Приходите ко мне, всю неделю буду один по вечерам. А как с учебой у вас? Смотрю, вы что-то расслабились. Софья в начале была такая примерная, да и Пашка все что-то в часы консультаций мне встречался, то английский, то черчение, то математика.  А сейчас вы друг другом слишком заняты.

Попрощавшись с Сашей, Павел пошел провожать Софью.

-И что это ты решила при нем в чем-то признаться? Что это вообще было?

-Ты о чем, Паш?

-Я о твоей речи до его истерики. О том, что ты о чем-то молчала много лет.

-После того, в чем признался Саша, это стало такой мелочью.

-Для меня нет.

-Ты не устал еще сегодня от открытий? Я сейчас не хочу, это в любом случае неприятно.

-Ты меня пугаешь, Софья.

-Если в двух словах, мама меня один раз наказала. За вранье. На сегодня все.

-Надавала по попе?

-Да. И закроем эту тему.

-Нормальная реакция родителей на вранье. Я тоже терпеть не могу лгунов. И у тебя в связи с этой ситуацией несколько лет душевная травма?

А ведь Софья не совсем была честна сейчас.  Она явно преувеличивала свои переживания по этому поводу, чтобы заставить Павла говорить о нем, о его детстве.

-Да, Паша. Я была очень хорошим, легким ребенком. И считаю, что так со мной поступать было нельзя.  Тем более, что вранье было без пользы для себя, скорее фантазия.

-Ну было и прошло, наплюй и забудь. Больше не врешь, наверное. У большинства детей именно так, получили один раз за что-то, и это больше не повторяется.

-Так можно дойти до того, что любое наказание допустимо. Может, мне нужно было язык отрезать? Тогда бы точно не соврала больше.

-Софья, что с тобой? У тебя голос дрожит. Ты так переживаешь из-за этого? Если бы я так переживал из-за подобного и так помнил обиды…а я научился, вдохнул -выдохнул, и извлек пользу из ситуации.

-Ты о чем? Какую пользу?

Повелся Пашка! Сейчас он что-то расскажет, то, что Софья хочет знать.

-Ты, наверное, заметила, родители у меня люди простые, даже слишком. И воспитывал меня отец ремнем. Стыдно ли мне признаваться тебе в этом? Немного да. Или ты догадывалась раньше?

-Нет, в шоке была , когда произошло…не буду говорить, что. Отец твой выглядит таким добрым. Скорее мама твоя похожа на диктатора.

-Мама? Она просто в детском саду работает, и меня считает все еще маленьким. От нее больше шума, кричит, а если угрозы, то она имеет в виду отца. А отец не просто выглядит добрым, он такой и есть.  Брат, когда пришел из армии и узнал, что отец взялся за мое воспитание в его отсутствие и вот так меня наказывает, сказал, «А у нас с тобой один и тот же отец?  Добрее его нет никого. Я в детстве больше боялся от  мамы получить, хотя такого тоже ни разу не было. » И вот тогда я стал думать, что я не родной ему. Брат это в шутку сказал, а я заморочился. Спросил у мамы. Она в слезы, и на отца наорала, а он тогда за водкой пошел, но было поздно и уже не продавали.   А отец, узнав, что я так думаю, подарками меня завалил. Мне его так жалко стало.

-За что он бил тебя? Прямо избивал, что ли?

-Да все за одно и то же, когда я с ним спорил и доказывал, что я в чем—то умнее. Это он называл неуважением. А за другие косяки -нет. Только говорил, «олух царя небесного», если я тупил, что-то терял, ломал по глупости или из-за криворукости.  И нет, какое там  «избивал».  Все за пару минут заканчивалось. Я сильно обиделся только в первый раз, дней пять бегал от него, прятался. Потом уже мне нескольких часов хватало, чтобы снова с ним общаться, иногда и первый подходил. А если он первым заговаривал, я радовался. И я понял, что его чувство вины нужно использовать..

-Паша, а нельзя было просто после первого раза перестать проявлять такое неуважение, что-то доказывать? Ты что-то ему доказал?  Ты нарывался на унижение, даже если тебе было и не больно почти.  Использовал его чувство вины, чтобы он что-то подарил?   А без этого он был жадным, ничего не покупал тебе?

-Не был.. Никто у нас не жадный. У брата и сестры тоже всегда все было, и папе было очень важно, чтобы не хуже, чем у одноклассников.

Вот Софья и узнала все, или почти все. Типичные отношения «тиран -жертва».  Пусть в очень мягком варианте. Но то, что произошло недавно, это уже выходит за рамки.  Последний вопрос, который она хочет задать Павлу…

-Паш, а перед последним «воспитанием», когда было в прошлый раз подобное?  Давно, наверное?

Она хочет услышать, что давно, несколько лет назад. Хотя бы два года. Почему это важно? Наверное, если Павел совершил что-то из ряда вон, напившись, и отец просто не контролировал себя, то можно его понять. Иногда и единственный эпизод насилия заканчивается плохо. А если нет? И из этой семьи нужно бежать.

-Могу назвать точную дату. За день до вручения аттестатов и выпускного, в июне.

-Что, тоже напился? А почему не в день выпускного, а за день? Репетиция что ли?

-Неееет. Убираться в квартире не хотел. Сказал отцу, а что ты мне сделаешь? » Я ведь взрослая везде, восемнадцать мне уже». Вот он и показал, ЧТО.

-Что он сделал??

-Ремнем врезал два раза, изо всей силы.  По бедрам. А я был….короче, только проснулся, лежал в постели, и понятно, что в одних трусах. Сказал, раз ты взрослый, будешь получать, как в армии, а не как маленький мальчик.

От этих слов Софья почти физически почувствовала боль, которую испытал Павел тогда. Двухметровый, стокилограммовый  папаша изо всей силы ударил, и не рукой! А Пашке 18 лет, что, нельзя было его попросить убраться, повторить два раза? Ответил, » а что ты мне сделаешь», это не такая и провокация. И этого человека называют добрым? Ведь он работает не в тюрьме, и не на скотобойне, а на заводе.  Как можно быть таким двуличным, при посторонних такой положительный, что можно позавидовать его детям.

-Вот только, Софья, не нужно меня жалеть. Все в прошлом и ничего со мной не случилось. А рассказал я об этом, чтобы ты к своей ситуации проще относилась.

-Вот мы и пришли. Ты домой?

-Я там один. Можно остаться?

-Если будешь тихо себя вести. Тебя не потеряют?

-Если мама и будет звонить, но на мобильный. А скорее всего, вообще не будет.

Рано утром, в воскресенье, Софья, лежа рядом с Павлом, сказала::

-Паш, у тебя интересный парфюм. Откуда он у тебя? Сам купил или подарили?

-Мама подарила.

-На 23 февраля, да?

-Наверное, точно не помню.

(А вот и повод поговорить про маму. Софья, хитрая же ты, знала, что он так ответит. Девушки же у него не было до тебя, кто же мог еще подарить парфюм).

-Паш, расскажи мне про маму.

-Мама как мама. Квартиру убирает, еду готовит, следит за нами, тремя мужчинами, чтобы чистые ходили. Еще и деньги  в дом приносит. Что еше нужно от нее?

Софья была удивлена, и неприятно.  Тем, с каких позиций и как быстро он ответил на этот вопрос.

-А тебя любит? А ты ее?

-Она брата любит  больше. Старшего сына своего.  С ним легко. И его девушка когда-то не дождалась из армии, он теперь не строит ни с кем отношений. Мама его поэтому жалеет, как будто он инвалид.

-А когда тебя девушки бросали, тебя не жалела?

-Да, тоже. Не кричала на меня тогда вообще, говорила, с друзьями сходи встретиться, у меня друзей двое всего. Да и то что-то не то в последнее время с ними, неинтересно стало.

-Один друг — это Андрей, да?

-Да. А второй Антошка. Его сестра мне нравилась, Алиса.

-До сих пор нравится?

-Нет, прошло  все.  Софья, я вчера так устал, день был очень трудный. Я бы еще поспал.

-Извини, Пашенька. Спи, сколько хочешь.

Паша закрыл глаза, а Софья встала и пошла на кухню. Через небольшое время она вернулась в спальню и взяла лак для ногтей, жидкость для снятия лака и пилку. Паша спал и выглядел таким умиротворенным, каким она его давно не видела. Наверное, что-то снилось ему приятное.  Софье очень хотелось поцеловать его, но было очень жалко будить.  Но вдруг он зашевелился, и изменился в лице, на лице появилась маска недовольства .

-Софья, ты не могла бы потише? И что это за запах? Ацетон какой-то.

А Софья даже ничего не открывала.

-Ну да, с лаками возишься. Вот кому это нужно сейчас. Мама задолбала тоже, утром будит запахами хлора от чистящих средств, до ухода на работу ей нужно все в стерильное состояние привести. Ты такая же, не думаешь о том, что у меня голова потом болит.

-Пашка, если ворчишь, значит проснулся. С добрым утром, любимый. Это не из нашей квартиры запах, я ничего не открывала. И я вообще ничего не чувствую.

-Может, и не ты. Но ты меня разбудила, ходишь туда-сюда.

-Что ворчишь, как старый дед?

В Софье проснулся дух бунтарства. Она на своей территории, и не должна спрашивать разрешения у Пашки на каждый шаг. Вот сейчас откроет жидкость для снятия лака, а если ему не нравится, пусть идет он на кухню, в ванную, гостиную.

Пашка так и сделал, пошел в душ, промолчав. Но вышел оттуда слишком быстро.

-Что, вода только холодная что ли?

-Нет, почему. Я уже помылся. Чем будешь меня кормить?

-Сейчас, докрашу и высушу ногти.

-Мама так никогда не делает. И сестра тоже. Кто только тебя воспитывал?

-А еще я сплю с парнем, который не женат на мне.

-И в ванной у тебя не так чисто, как у нас дома. Да и продуктов, наверное, нет. Кофе есть?  Белый хлеб свежий, масло, сыр, яйца?

-Все перечисленное есть, правда, хлеб вчерашний. Но принц привык к свежеиспеченному, да?

-Если вчера  был свежим, то пойдет. Главное, чтобы белый и тот, который на второй день не крошится.

-Пашка, ты такой смешной!

Телефонный звонок на телефоне Павла. Мама?  Почему-то Андрей, и что ему нужно?

-Пашка, ты мне обещал с чертежами помочь, помнишь? Как ты вообще? Куда пропал? Болеешь?

(Андрей прекрасно в курсе про пятницу, но не знает про события субботы. а Пашка не знает, что Андрей в курсе вообще о чем-либо).

-И тебе доброе утро. Много всего навалилось. Но учебу не нужно забрасывать. Я помогу тебе.

-А что именно навалилось?

-Папа в кардиологии, это самое плохое. Все остальное уже не имеет значения.

-Жаль.

(Андрей неоднозначно относился с Николаю, но такого ему точно не желал) .

-Я не отказываю, Андрей, давай часа через полтора. А ты мне с английским поможешь?  У тебя долгов по нему нет? С переводом «тысяч»?

-Чем смогу, помогу.

Пашка посмотрел на Софью:

-А как у тебя с английским? С черчением?

-Паша, если бы я знала, что у тебя проблемы, все бы тебе перевела. С черчением тоже справляюсь пока, но вот последнюю тему, пересечение поверхностей, не поняла.

-Сделаю я тебе это, только бы голова не болела.

-А что, болит?  Ой, Паша, уколы, таблетки. У меня же все лежит.

-Что ты такая курица? Где завтрак? Раскудахталась без толку.

-Паша, ты реально нудный. Узнаю тебя лучше, и удивляюсь. Все на столе.  Или тебе в рот положить ?

-Все не так, как я люблю…

Так они препирались, полушутя, но главное, любя друг друга, то заходя на грань ссоры и обиды, то говоря друг другу комплименты. У них, конечно же, не было еще никакой мудрости, но именно это и делало отношения интересными. Софья всегда очень ценила покой и правильность во всем, она боялась ссор и всегда торопилась извиниться и уступить. Павел ценил это ее качество, несмотря на то, что он не знал других девушек. Но это было очень похоже на его маму,которая так же строила отношения с мужем. По крайней мере, так видел Павел отношения родителей, если Ольга и предъявляла когда-то Николаю обиды, то все происходило за закрытой дверью спальни и дети ничего об этом не знали. .

В понедельник в больнице после посещения отца, который уже шел на поправку, но нуждался в наблюдении и обследовании, Павел шел по коридору, а когда проходил мимо ординаторской, дверь открылась, и  какой-то очкарик в белом халате, по виду вчерашний студент, на самом деле 30 лет, схватил его за локоть и с силой затащил внутрь кабинета.

Павел, не ожидавший такого, пытался вырвать руку, и не понимал, что происходит. Но хватка врача, Олега Юрьевича, была железной. Он толкнул Павла в сторону стула и сказал без предисловий:

-Что же ты, щенок, пьешь и бьешь отца?

Взглянув на Павла и увидев не прошедшие еще следы побоев, он немного смягчился. Видимо, и отец  не святой в этой семье.

-Нельзя бить людей в область сердца. Очень опасно.

Павел ничего не ответил. Его разозлил этот тип, строящий из себя крутого, но не драться же с ним, и не посылать по известному адресу здесь, в кардиологическом отделении.  Врач продолжил:

-Может, отец был в чем-то и неправ, но посмотри, как ты одет. Сам все это заработал? Сколько стоят твои телефоны, компьютеры, твои развлечения? Убьешь отца, и что тогда? Хорошо тебе будет? Даже если не сядешь за это и не в прямом смысле убьешь.  Время сейчас такое, идет ровесник твоего папы по улице, курит, зимой, раз — и смерть.

Павел уже не злился на доктора, которому есть дело до чужих семей.  Наоборот, подумал, побольше бы таких.

-Спасибо вам…за все.

Подумал, надо бы денег ему дать, но как предложишь? Не умел Пашка делать это. Да и на лице этого парня написано, что он интеллигент как минимум в третьем поколении. Может, бессеребренник он?

-Я его к кардиохирургам направлю после выписки, скорее всего.

Пашка испугался не на шутку и побледнел.

-Не нужно, он же поправляется уже.

-Кузнецом нельзя ему продолжать работать. Вибрация, шум, профессиональные вредности. Не волнуйся ты так, это  сейчас стандарт  оказания помощи при такой патологии, операция.  Сейчас уже так не лечим, как лет 20-30 назад, вслепую и как повезет.  Посмотрев язык и пощупав пульс.  Много больных нашего профиля, и других,  а продолжительность жизни растет, благодаря хирургии. Будь оптимистом, верь в науку и профессионализм. Учишься на кого?

-IT технологии.

-Тоже хорошо.  Ну пока, времени у меня больше нет.

Папа пойдет под скальпель  хирурга…подумать страшно.  Как он сам-то к этому отнесется? А мама наверняка тоже знает, и плачет, наверное, от страха.  Нужно отвлечься, и лучшее средство -учеба. И Софья, конечно. Но одно другому почему-то очень мешает.   Не будет Павел сегодня ей сообщать про отца…Можно с Андреем снова английским заняться.

Николая выписали из больницы через две недели. Он уже вполне нормально чувствовал себя, но больничный ему не закрыли, а направили на консультацию к кардиохирургам. Кардиохирург стал очень настойчиво рекомендовать поставить стент в аорту для расширения. И в регионе в тот год действовала программа, по которой это было бесплатно, в большом количестве, упускать возможность не стоит в его случае.  Врач рассказал, что это не операция на открытом сердце и риск минимален, наркоз не сильный и делается недолго. Или останется риск инфаркта при любом волнении. Николай решил, что нужно воспользоваться. Ведь его родной отец умер почти в таком же возрасте.

И вот ходит он в поликлинику, на анализы, обследования, как на работу. Грустно все это, и хочется ему отвлечься. Сидит он однажды дома ближе к вечеру, и приходит домой Павел.

-Как дела, Паша? Расскажи что-нибудь веселое.

-Все хорошо. Ты только не болей. Ты нам нужен.

-Стараюсь выздороветь. А как девушка твоя? Что не приходит? Напугал, что ли, я ее? Или мать?

Пашка улыбнулся  загадочно и сказал.

-Хорошо все с ней.

-А ну-ка, рассказывай. Что, мужчиной стал, что ли?

-Ну пааааап….

-Предохраняетесь?

-Ну что ты, паааап….

-Сейчас ремень возьму. Отвечай.

-Стал, стал. От тебя ничего не скроешь. Предохраняюсь. Тебе волноваться нельзя и физические нагрузки, забыл?

-Матери не говори, если предохраняетесь, она долго не узнает.

-И не собирался. Она и не спрашивает.

-Место для встреч где находите?

-Это проблема. Квартиру бы снять.

-Паша, все нужно делать по-человечески.  Есть у тебя комната.  Я не против, сам был молодым. Сейчас можно красиво все делать. Мне 47, а я смотрю фильмы о молодых и по-хорошему завидую вам. Столько идей, только в фильмах. Шары гелиевые, лепестки роз, свечи, шампанское….Плюшевые мишки. А у вас как было в первый раз?

Пашке стало стыдно. Он об этом даже   не задумывался. получилось все спонтанно.  И за все время отношений с Софьей он ей ничего не подарил, а она даже не намекала.

-Пап, ты меня убьешь сейчас. Она сделала мне уколы в зад, и все случилось.

-Какие уколы?

-Мне назначали, я же после…твоего последнего воспитания у врача был. Извини, не хотел напоминать, у тебя же сердце …

-Да, образ медсестры сексуальный, ничего не скажу. А Софочка и вообще, как куколка, такая миниатюрная, изящная.

-Так, я ревнив, вообще-то!

-Не будь дураком, исправь все. Я маму твою уведу куда-нибудь. Квартира будет свободна.  Ты меня понял?

-Пап, спасибо.!

На следующий день в институте пары закончились в то время, когда Павел знал, что дома никого нет. Он решил не дожидаться того, что пообещал отец, и решил, что у них целых 3 часа и пустая квартира. Было не до шариков и свечей, он повез Софью сразу домой. И даже не до душа, к тому же не было горячей воды, видимо, авария. Павел с Софьей предавались страсти, хорошо, что хотя бы о предохранении он позаботился.  Но Оля в этот день имела возможность раньше сбежать с работы, а работала она завхозом  в детском саду. Когда отключали с утра воду, она всегда прибегала, благо работала близко от дома, всегда одолевала  тревога за то, что мог Павел, уходя в институт, оставить открытым кран на кухне, при этом в мойке стоит какая-нибудь тарелка, и когда дадут воду, случится потоп.

Паша и Софья услышали звук поворота ключа в замке. Софья очень испугалась. Павел подумал, что если это брат, то ничего страшного. Если папа, в принципе тоже, хотя потом он, конечно же,  отругает его за то, что снова поторопился и не выполнил того, о чем договорились. Но если мама, то крику будет! Он-то вытерпит это, но Софья… Вдруг мама еще и обзовет ее, и вообще сделает виноватой…

Паша выглянул в прихожую, мама…Она уже увидела куртку и ботильоны Софьи.

Спокойствие,  только  спокойствие….

-Софочка, не бойся. У меня есть план.  Надевай только мою рубашку. И мочи волосы, в вазе с цветами есть вода. Ты после душа, захотела помыться у нас. А я в трусах, потому что ты сделала мне массаж, и кровать разобрана поэтому. Мне шею протянуло сквозняком. Главное, быстро открыть, и вести себя естественно.

Так они Оле все и преподнесли. Оля все поняла, воды же с утра нет в кране. Дети и есть дети.

Первая реакция -мысль «сейчас вы у меня получите» . Вдох-выдох, вдох-выдох. А вот и хорошее средство для наказания -провод от зарядки телефона! Оля так выразительно посмотрела на провод, что Павел перехватил этот взгляд, и в его глазах она прочитала готовность схватить ее за руку.  И вдруг Ольге стало очень смешно! «Да что, прошлый век что ли? Совсем я с ума сошла».  Вдох- выдох.

Она на всякий случай пошла в ванную, и о чудо, воду дали.  Это ее даже обрадовало. есть возможность отправить Софью в ванну и остаться наедине с сыном.

-Софочка, ты холодной водой что ли мылась?

-Да. Нагрели немного на плите.

-Врать вы не умеете, и не нужно. Ванну еще чистить нужно, воду же только что дали. Сейчас почищу, потом помойся, и не нужно было мочить волосы грязной водой, она еще и с сахаром, чтобы цветы дольше стояли.

Софья готова была сквозь землю провалиться. Она посмотрела на Павла. а он улыбался.

-Мамочка, я так тебя люблю. И я так есть хочу. Что на обед?

(«Есть он хочет, тяжелой работой занимался, паршивец. Да что это я , не виноват он, это все телевидение, реклама, фильмы, сериалы, они же все про это…Софьюшка, бедная, сгорает от стыда, но послушалась, пошла в ванную. Хорошая моя девочка»  -думала в это время Оля. )

-Не стыдно, Павел? Это так должно происходить? В постели, где ты не поменял белье? В отсутствие горячей воды в квартире?

-Мам. так косяк только в этом?

-Другое -это не твой косяк.

-Ну вот, начинается. Софью ты ругать не будешь.

—  Но ее кто воспитал? Что это за бесстыдство?  Предохраняетесь хотя бы?

-Да что вы оба с папой на этом помешаны…

-Отвечай, да или нет. Павел, что ты делаешь?   Ты съел целую банку шпрот, без ничего! Живот заболит, там столько масла!

-Да, Это ответ на первый вопрос, про предохранение.  На второе замечание, ты неправа. Я с хлебом ел.

-А подождать нельзя было, когда картошка сварится?

-Так ты ее даже  не поставила еще вариться. А я голодный.

-Все мама должна делать, а ты сидишь и смотришь, что съесть…

И что ты про папу сказал? Он знал? Про ваши отношения.

-Знал.

-Никого не жалеешь. Ему предстоит операция на сердце. Я и не знаю, как ему сказать. Софья, ты помылась? Иди на кухню, не прячься и не убегай, Сейчас выпью валокордина, и стану совсем доброй. А то переволновалась немного, в жар бросает.

Софья не знала, что нервозность Ольги связана с тем, что два года назад она перенесла большую операцию, по гинекологии, и сейчас непросто переживала ранний  искусственный климакс Но совсем не позволяла себе жалеть себя,  да с таким мужем, как Коля, который создал дома армейский порядок, это было и невозможно. Срывалась поэтому она в основном на Пашку, а потом пила валокордин. А так Ольга совсем не была злой.

Паша провожал Софью, и они уже подходили к ее дому. И тут зазвонил телефон Софьи. Это звонила мама.

-Софья, жди меня завтра утром, я ночью выезжаю. Ты совсем пропала. не приезжаешь на выходные, редко звонишь.  Все нормально?

-Да. Я очень тебя жду. Не могу долго говорить, зарядки мало.

Софья сказала Павлу, что едет ее мама. И ее это не радовало. А Пашка обрадовался.

-Чему ты радуешься?

-Наконец-то , пройдет страшный для меня экзамен и будет в прошлом. Тебя же мои уже полюбили.

-Да  уж, особенно после сегодняшнего… А твоего отца я теперь боюсь.

-Софья, мне неприятно это слышать. Тем более, он не здоров, и еще долго не будет здоров. Вот что будет, если он больше не сможет работать? Конечно, не пропадем, все взрослые. Но жизнь разделилась на ДО и ПОСЛЕ,

И тут зазвонил телефон Паши. Папа!

Паша с тревогой в голосе ответил.

-Да, пап.

-Маленький мой, я все знаю. Ругать не буду. Но ты дурак.

-Мама ругается?

-Иди домой.

-Какая там обстановка? Что меня ждет?

И тут мама прокричала в трубку:

-Сейчас тебя уже не привяжешь дома и не спрячешь от жизни! Иди домой, не бойся. Пашка, взрослый совсем…

Но дома родители вдвоем прессанули его не слабо.  Сначала отец кричал на него:

-Паша, ты дурак? Как ты мог там подставить Софью? Ты не знаешь женщин, у матери же к сыну всегда чувство собственности и ревность к его девушке. Она не ожидала этого, если бы у нее крышу сорвало? И получили бы проводом. Ты ладно, мужчина, а Софья, она бы возненавидела тебя. Да и стресс какой был бы для нее. Уверен, что ее как принцессу растили.

-Коля, не делай из меня неадекватную мать. Чужого ребенка я бы никогда не ударила. А вот этого, не скрою,  было желание….буквально секунду. Потом смешно стало, еле сдержалась. Как ведь врал он смешно, как старался честные глаза сделать.

-Пааап, маааам,  не надо больше про это. Даже сердце закололо, как вспомнил.

-Пашенька, ты сейчас был неправ, но Софья тоже….В тот первый раз, она не должна была, даже если ты настаивал, хотя бы из заботы о тебе, после сотрясения.  Ты же был не здоров, голова болела, глаз. А она….как представлю, сцену из «Маленькой Веры»….

Это, конечно же, мама. И Коля с Павлом закричали на нее наперебой.

-Что ты придумываешь? Не было сотрясения, это раз. И Софья ребенок, такой же, как и он, а никакая не Вера из фильма!

-Мам, я сейчас заплачу, прекрати эту пытку! Хочешь, бей меня проводом, это более гуманно.

-Паша, я тебя когда-нибудь в жизни  ударила?

-Нет. Один раз хотела, я в туалете закрылся. В 13 лет. Пап, мама Софьи приезжает. Софья такая примерная дочь, особенно в смысле не врать маме. Мне страшно с ней знакомиться. У матерей девочек ведь тоже чувство собственности, или оно у их отцов?

-Паша, есть такое, конечно. Поздно уже, завтра все решим, иди спать.

-Что ты решишь?

-В ресторан их пригласим, и сами все придем. Пусть видит, что ты парень серьезный и положительный, да и не из самых бедных. Ее-то родители кто?

-У нее только мама, журналист.

-В районе что там за журналистика. Бюджетница, значит.

-Ты уверен, что столик в тот же день просто найти, тем более в выходной?

-Паша, мы всю жизнь живем в этом городе, связи кое-какие есть у мамы твоей, в этой сфере. Да, Оля?

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ,

Рубрика: Мое творчество | Метки: , , , , , , , , | 2 комментария